Покупают свободу и воюют за «ДНР»: что происходит с украинскими заключенными в Крыму

Покупают свободу и воюют за «ДНР»: что происходит с украинскими заключенными в Крыму
Автор Желізняк Олександр в Публикации/Социальная правда

После аннексии Крыма на территории полуострова остались 3 295 граждан Украины, осужденных по законам нашего государства. Известно, что часть «сидельцев» получили «амнистию» от оккупационных властей и отправились воевать на стороне незаконной «ДНР». Однако о судьбе подавляющего большинства заключенных нет никакой информации. «Народна» правда» узнавала, что делает государство для того, чтобы вернуть этих людей на материк и почему никто из сотрудников крымской Пенитенциарной службы не перешел на сторону украинских властей.

Боевики очень интересовались крымскими преступниками

Мы встречаемся в шумном кафе в центре Киева. На нем – темные джинсы и светлая футболка. Ему около 30-ти, коренастый, ниже среднего роста.

«Поговорим, да. Но статья пусть будет без моего имени – пишите, что работал раньше в Пенитенциарной службе, а теперь служу в АТО. Мой позывной — «Мирный», — говорит мой собеседник.

С начала боевых действий на Донбассе в составе разных подразделений он воюет на передовой. Сам родом с территории, которая сейчас временно оккупирована, поэтому убежден, что его война закончится, когда можно будет вернуться домой.

В мае 2014 года, когда Крым уже был аннексирован Россией, на собственный страх и риск он поехал в Симферополь, чтобы забрать документы о служебном переводе, да, и своими глазами увидеть, во что превратились некогда показательные колонии и СИЗО.

«В Крыму, не считая пары СИЗО и исправительного центра, есть две колонии – в Симферополе и Керчи. Для сравнения скажу, что в одной только Горловке Донецкой области размещалось сразу три исправительных учреждения. В общем, с точки зрения сотрудников Пенитенциарной службы работать на полуострове было не так проблематично, как на материке. Среди  заключенных Крым также считался неплохим местом для отбывания срока: в 102-й колонии в Симферополе даже есть мечеть, чтобы заключенные-мусульмане могли соблюдать намаз», — продолжает собеседник.

В только что аннексированном Крыму, по словам экс-сотрудника Пенитенциарной службы, у заключенных не спрашивали, хотят ли они получить российских паспорт: человек из отдела кадров шел в паспортный стол и получал документы РФ.

«Для самих «сидельцев» новые документы стали, своего рода, путевкой в жизнь: никаких отметок о судимости, все с чистого листа. Я поддерживаю приятельские отношения с людьми, которые освободились в аннексированном Крыму, и не слышал, к сожалению, ни одной истории о том, как кто-то из заключенных захотел отбывать срок на материковой части страны», — подчеркивает Мирный.

По его словам, у такой тенденции есть два объяснения: во-первых, многие заключенные хотели остаться в Крыму, чтобы быть ближе к родным и к дому, а, во-вторых, представители РФ разными способами списывали заключенным сроки – за деньги и так, просто «в подарок».

«На момент аннексии Крыма, то есть в марте 2014 года, в Симферопольской исправительной колонии №102 содержалось 1 300 человек. В октябре того же года там осталось 860 заключенных. Фактически, всего за полгода освободились 440 «сидельцев». По моим проверенным данным, часть из них сейчас воюют на стороне «ДНР» – по крайней мере, в начале необъявленной войны боевики очень интересовались крымскими преступниками. Я также точно знаю, что в Крыму после оккупации появилась практика освобождения осужденных за деньги. Кроме этого, представители России пересматривали заключенным сроки в своем правовом режиме, ведь, чем меньше «сидельцев» в колониях, тем меньше людей придется содержать», — рассказывает бывший сотрудник Пенитенциарной службы.

По словам Мирного, три года назад украинским властям попросту было не до крымских осужденных. Об украинцах, отбывающих срок в аннексированном Крыму, активно заговорили только в конце 2015 года, когда Киеву удалось забрать первых заключенных из «ДНР».

Мы не знаем, что сейчас происходит в крымских колониях

В Министерстве юстиции Украины отрицают, что Пенитенциарная служба, якобы, упустила момент, когда еще можно было безболезненно перевезти заключенных из Крыма на материковую часть страны. По словам пресс-секретаря замминистра юстиции Дениса Чернышова Юрия Маслака, наши власти до сих пор надеются вернуть всех осужденных со временно оккупированных территорий, но только сделать это с каждым годом становится все сложнее.

«Мы готовы забрать и разместить всех заключенных из Крыма и временно оккупированных территорий Донбасса. Но, к сожалению, процесс их передачи довольно сложный, ведь та сторона далеко не всегда готова к диалогу. По сути, мы даже не знаем, что именно происходит сейчас в крымских колониях и сколько заключенных там осталось», — подчеркивает Маслак. По его словам, 12 заключенных вернулись на материковую часть Украины после аннексии Крыма. 11 мужчин и одна женщина ждали возможности отбывать наказание на Родине более трех лет – в Киев они попали 11 апреля 2017 года, а полуостров незаконно стал российским еще весной 14-го.

«Это люди, которые на момент аннексии Крыма уже были осуждены на определенный срок. Переговоры о передаче заключенных на материковую часть Украины проводила наш омбудсмен Валерия Лутковская. Мы, в свою очередь, являемся принимающей стороной. Практически все из переданных 12-ти заключенных обвиняются в тяжелых преступлениях – например, в убийствах и вымогательствах», — говорит Юрий Маслак.

На самом деле, 12 переданных заключенных – это даже не вершина айсберга. По словам Маслака, на 1 ноября 2014 года в местах лишения свободы в Крыму находились 3 295 человек — граждан Украины, о судьбе которых сейчас практически ничего неизвестно.

Впервые в СМИ Маслак также сообщил о том, что после аннексии Крыма никто из сотрудников Пенитенциарной службы не перешел работать на материковую часть страны. Из 1026 человек, которые некогда присягали на верность украинскому народу, ни один не захотел продолжить служить Родине.

«Нам неизвестно, по какой причине они приняли решение остаться. Мы также не знаем, работают ли до сих пор эти люди в местах лишения свободы. На аннексированном полуострове у нас также осталось 139 объектов недвижимого имущества, более 30 га земли, 176 автоматов, 169 пистолетов и множество боеприпасов к ним. Номинальная стоимость недвижимости – 22 млн грн, номинальная цена земли – 23 млн грн», — подытожил Маслак.

Нынешняя сотрудница Керченской исправительной колонии №126 на правах анонимности рассказала нам, что решила остаться, в первую очередь, потому что власти РФ существенно подняли зарплаты госслужащим.

«Лично у меня зарплата выросла в 5,5 раз. Хотя цены в Крыму стали совсем другими, но в Керчи с зарплатой в почти 25 тыс. грн жить гораздо лучше, чем с максимумом в 4,5 тыс. грн. Из моего управления остались работать практически все», — прокомментировала нам женщина.

Насильно перемещенные

Пожалуй, самое плачевное положение – у заключенных украинцев, которых Россия против воли перемещает из крымских мест лишения свободы. Согласно российскому законодательству, обвиняемого по решению суда могут отправить отбывать наказание в колонию в любую из республик РФ. Федеральные каналы не рассказывают о том, как заключенные голодают и пытаются покончить с собой в знак протеста против таких перемещений. Истории людей, чье мнение на полуострове не учитывают, рассказывают сотрудники Центра информации о правах человека.

По словам юриста Виталия Набухотного, 24 апреля этого года приговоренный к пожизненному лишению свободы украинец Виталий Лугин объявил сухую голодовку, а позже вскрыл себе вены в знак протеста против своего повторного перемещения на территорию Республики Мордовия.

Еще в 2012-м следствие доказало, что Лугин и его напарник Юрий Михайлов были причастны к 29 эпизодам особо тяжких и десяткам тяжких преступлений. До аннексии Крыма оба заключенных отбывали наказание в Симферополе, а после – были отправлены в Республику Мордовия. Лугин и Михайлов не признают себя гражданами России, отказываются получать паспорта РФ и требуют этапировать их на материковую часть страны.

Офис Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Валерии Лутковской направил письмо российскому омбудсмену Татьяне Москальковой с просьбой разобраться в сложившейся ситуации. Лугин и Михайлов сейчас находятся на территории Республики Мордовия и оба голодают. Вопрос об их передаче Украине до сих пор открыт.

Ольга Омельянчук

Источник: Народная Правда