Алексей Арестович: Мы должны влепить Агееву 25 лет тюремного заключения

Алексей Арестович: Мы должны влепить Агееву 25 лет тюремного заключения
Автор Желізняк Олександр в Политическая правда/Публикации

Почему Россия усиливает военную группировку возле наших границ, сможем ли мы отразить удар, а также как нам следует поступить с пленным российским военнослужащим Виктором Агеевым – об этом в интервью «Народной Правде» рассказал военный эксперт Алексей Арестович.

Алексей Арестович: Мы должны влепить Агееву 25 лет тюремного заключения— По данным Генштаба ВСУ, Россия нарастила военное присутствие на границе с Украиной. Как Вы считаете, это психологическое давление или реальная угроза?

Loading...

— Дивизии не перебрасывают для того, чтобы оказать психологическое давление, это может быть только желаемый, но побочный эффект. Дивизии перебрасываются для последующего боевого применения. РФ воспринимает нас как большую угрозу, особенно, если мы вступим в НАТО. И это идет шахматная партия с Западом, торги: «Не принимайте Украину в НАТО, потому что мы готовы». Плюс, идет давление на Украину с целью вынудить принять условия выгодные РФ.

— В сообщении Генштаба речь идет о трех мотострелковых дивизиях. О каких планах может свидетельствовать скопление такого вида воинских формирований?

— Мотострелковые части, особенно с танковыми батальонами, тяжелой бронетехникой достаточно тяжелы, чтобы давить и достаточно мобильны для того, чтобы давить быстро. Кроме того, следует понимать, что на границах с Украиной не просто концентрируются войска. Там развертываются новые пункты постоянной дислокации. Им сделали новые военные городки, базы хранения, полигоны. Таким образом РФ создает условия для того, чтобы быстро реагировать на внутренние события в Украине, например, на сближение с НАТО, а также создает ресурс, необходимый для того, чтобы остановить наше потенциальное наступление на Донбассе. Еще один смысл такой дислокации возле наших границ – это внезапное нападение, без необходимости перебрасывать технику из Сибири и Дальнего Востока. Такую переброску могли бы засечь украинская и НАТОвская разведки и мі могли бы успеть подготовиться. А из военных городков возле наших границ, они смогут перейти в наступление достаточно скрытно и достаточно быстро. За одну ночь они могут перейти границу.

— Каковы, по вашему мнению, будут результаты вторжения этих трех дивизий?

— Если будет вторжение, то не тремя этими дивизиями, в ход пойдут и десантники, и спецназ, и авиация и так далее. Хотя, вероятен сценарий, когда они просто попытаются нанести удар крылатыми ракетами и авиацией. А эти дивизии будут развернуты вдоль границ, чтобы мы не дергались и не переносили месть на российскую сторону. Вообще, следует понимать, что военные никогда не исходят из одного сценария. Я думаю, у РФ их достаточно. И для полноценного вторжения, и для карательных ударов, и для продвижения вглубь территории Украины на пятьдесят километров с последующими политическими торгами.

— Сможем ли мы как-то противостоять массированному наступлению РФ

— Изначально надо понимать, что «массированная атака» имеет массу сценариев и определений. Что Вы подразумеваете под массированной атакой? Если мы говорим об ударе авиацией, сухопутными войсками, когда РФ нападет из Крыма, Беларуси, Приднестровья и со своей территории, то даже в таком, самом печальном случае, мы справимся. Справимся, благодаря ряду факторов – действиям  ВСУ, полной мобилизации и партизанской войне, которая будет развернута на занятых противником территориях. И, конечно, благодаря вмешательству Запада. Безусловно, РФ зайдет на нашу территорию, а ВСУ будут частично разгромлены, но и противник будет очень сильно обескровлен. А дальнейшая полная мобилизация и помощь Запада добьют войска РФ.

— Сообщения Генштаба о наращивании группировки РФ, совпали с гостеприимным приемом Украиной матери пленного российского солдата Виктора Агеева. Они наращивают силы, засылают к нам ДРГ, а мы устраиваем им встречи. Не кажется ли вам это каким-то парадоксом?

— Нет. Это военнопленный и с ним надо соответствующим образом обращаться. Мы цивилизованная страна. Кроме того, такими цивилизованными встречами мы производим очень серьезное воздействие как на российских военных, так и на их матерей. Вот если бы с этого Агеева мы, условно говоря, сняли бы кожу или сожгли на костре — мы бы дали в руки российской пропаганде все козыри. Кроме того, подобные цивилизованные встречи производят хорошее впечатление на международное сообщество. А еще такое отношение облегчает положение наших, украинских военнопленных. Если бы мы сильно побили этого Агеева и не пустили его мать, то же самое, зеркально могло бы произойти и с нашими солдатами, которые сейчас в плену так называемых «ДНР» и » ЛНР».

— Какой должна быть реакция Украины в уголовно-процессуальной плоскости в отношении Агеева?

— Мы должны влепить ему 25 лет тюремного заключения, а потом обменять на кого-то важного человека из наших, желательно на двоих. Чем больше уголовный срок, тем ценнее вес этого солдата как обменного фонда.

— Сам Агеев заявил, что пленного Ерофеева, еще одного «ихтамнета», убили после возвращения в Россию. Как Вы считаете, какая участь ждет Агеева, после того, как он вертнется на родину?

— Следует учитывать, что Ерофеев был ГРУшником и знал куда больше, чем Агеев. И рассказал больше. Поэтому я не знаю, угрожает ли такая же опасность Агееву. Посмотрим.

Кирилл Железнов

Источник: Народная Правда