Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64

Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64
Автор Желізняк Олександр в Политическая правда/Публикации

На прошлой неделе, на Гончаровском полигоне в Черниговской области были показаны новые образцы вооружений для украинской армии. В том числе,  беспилотный миниБТР «Фантом-2», вооруженный неуправляемыми ракетами. О боевых роботах для ВСУ, а также о некоторых других новых образцах оружия, которые необходимы нашей армии, в интервью «Народной Правде» рассказал директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец.

Вызов для авиапрома

— На прошлой неделе Кабинет министров принял решение о ликвидации авиастроительного концерна «Антонов» и передачи всех предприятий, которые входили в концерн, в состав «Укроборонпрома» . Что стоит за этим решением?

Loading...

— Все активы «Антонова» были переданы в «Укроборонпром» еще в 2015 году. Это постановление просто фиксирует реальное положение вещей. Ни к чему это не приведет. Никаких правовых либо имиджевых последствий это иметь не будет.

— Многие говорят, что за этим последует крах украинского авиастроения

— Есть решение парламента о том, что авиационные предприятия, которые входят теперь уже в «Укроборонпром», имеют право создавать совместные предприятия с зарубежными компаниями.  Посмотрим, насколько Украина интересна зарубежным инвесторам. На данный момент законодательство запрещает создавать совместные предприятия в оборонной сфере и это отталкивает многие зарубежные компании от работы на рынке Украины. «Укроборонпром» неоднократно инициировал подобные законодательные инициативы, но пока это удалось только в отношении авиационной отрасли.

Суть проблемы состоит в том, что внутренних заказов на продукцию отечественной авиационной промышленности ни со стороны Минобороны, ни со стороны гражданских потребителей нет. То есть, наша авиация не востребована внутри Украины. Второй момент, мы хоть и пытаемся продавать самолеты по всему миру, но получается это у нас точечно, потому что самолет это, в первую очередь сервис. Если Boeing и Airbus способны обеспечить доставку запчастей в любую точку мира в течение часа или трех, то такой сервис нам, конечно же, не под силу. Поэтому чтобы двигаться вперед, нам нужны очень серьезные партнеры. Сейчас мы пытаемся свести концы с концами и работать с такими денежными странами, как Саудовская Аравия. Это, конечно, очень интересно в финансовом отношении, но рынок Саудовской Аравии уже, чем европейский или американский, где нас не сильно ждут. Поэтому выживание авиапрома – это большой вызов для всей оборонной промышленности. Пока Саудовская Аравия – это первая положительная ласточка, потому что ряд заявлений, касающихся подписания соглашения, например, с Китаем, ничем не закончились. А кроме Китая и стран Персидского залива, нам найти рынки довольно сложно.

— Саудовская Аравия заинтересовалась нашим Ан-132?

— Да.

Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64

Производства боеприпасов у нас в стране нет

— Не так давно президент Петр Порошенко опять поднял вопрос о создании собственного патронного производства. Об этом у нас говорят уже года три, с тех пор, как мы в июле 2014 года потеряли единственный в Украине Луганский патронный завод. На строительство нового патронного завода президент обещал выделить 1,4 миллиарда гривен. Каковы реальные перспективы?

— Следует говорить скорее не о патронном, а о боеприпасном производстве. Мы имеем, скажем так, определенные потребности в стрелковых боеприпасах, в артиллерийских боеприпасах малого калибра, а также в 152-мм артиллерийских боеприпасах. Все это у нас не производится. То есть, производства боеприпасов у нас в стране нет. Это весьма острая проблема, поэтому в конце прошлого года была утверждена программа восстановления боеприпасной отрасли, которая касалась в первую очередь крупнокалиберных боеприпасов для артиллерии. Но финансирование этой программы уперлось в отсутствие средств. Но после того, как поступили деньги Януковича, президент Порошенко действительно сделал соответствующее заявление. Часть этих 1,4 миллиардов пойдут на закупку боеприпасов, а часть — на строительство патронного производства, но в сегменте стрелковых боеприпасов. Впрочем, я не могу сказать, что строительство начнется уже завтра, потому что пока я не нашел подтверждения началу каких-то тендерных процедур, связанных с боеприпасным производством.

Вообще «Укроборонпром» заинтересован, в первую очередь, в организации проектов по крупнокалиберным боеприпасам и есть переговоры  по этому поводу с турецкой стороной. Ряд других компаний выдвигают предложения по производству стрелковых боеприпасов, например, компания «Стилетто» (украинская инжиниринговая компания, которая разработала стрелковые боеприпасы повышенной мощности, способные пробивать броню бронетранспортеров и БМП, — «Народная Правда»).

Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64

— «Стилетто» предлагает только стрелковый блок?

— Да, до 12,7 -мм. Но они являются владельцами документации. В альянсе с канадской компанией готовы поставлять оборудование. То есть, они готовы сделать у нас то, что уже делают в Казахстане. Завод в Казахстане строится по документации «Стилетто». Патроны, которые будут делаться в Казахстане, отличаются от тех, что они предлагают для Украины, но они наголову выше, тех советских боеприпасов, которыми мы воюем сейчас.

Впрочем, совершенно неважно, кто будет победителем. Важно, чтобы было понимание того, что патроны, которые у нас будут производиться, должны иметь такую документацию и такую конструкцию, которая позволила бы им бороться с перспективными средствами индивидуальной защиты противника. Мы не можем производить патроны вчерашнего дня, потому что у россиян появляются новые бронежилеты. То есть, условно говоря, наши пули должны пробивать бронежилеты 5 и 6 уровня защиты.

— Получается, что мы сейчас воюем на старых советских запасах. Патронного завода у нас нет и завтра он не появится. Сколько же мы сможем продержаться на этих запасах, если, к примеру, завтра на фронте начнется обострение и противник решит наступать?

— Если бы боевые действия продолжались бы с такой же интенсивностью, как в 2014 году, то основные категории стрелковых боеприпасов были бы исчерпаны в середине 2016 года. По большому счету, если вести боевые действия в течение года, то потребность в стрелковых боеприпасах исчислялась бы миллиардами. Такая же потребность, но не в миллиардах, а в десятках тысяч у нас существует и для боеприпасов крупного калибра. Боеприпасы нам необходимы. Тем более, учитывая взрывы на складах и тот факт, что экспорт в Украину боеприпасов и крупного, и мелкого калибров идет крайне сложно. Только поляки и литовцы продают нам боеприпасы, понимая, что мы с ними находимся в одинаковых условиях.

Системный кризис по производству бронетехники

— Петр Порошенко также заявлял о необходимости оснастить армию танками «Оплот». Какова ситуация с украинской бронетехникой?

— С бронетехникой ситуация непростая. Если уже говорить непосредственно по танку «Оплот» то сейчас он поставляется на экспорт (в Таиланд — «Народная Правда»). Есть надежда, что до конца года этот контакт будет закрыт. Что касается  поставок «Оплота» для украинской армии, то тут мнения разделились. Часть промышленников считают, что армии следует купить хотя бы одну роту – 10 танков, чтобы поддержать национального производителя. При этом оборонная промышленность хочет получить все деньги за все танки вперед, чтобы потом поставлять один танк в месяц, но только через год после того как будут получены все деньги. Военных это не очень устраивает, потому что однажды они на этом уже обожглись. Ведь есть контакт от 2007 года как раз на 10 танков «Оплот», которые в этом году должны быть поставлены. Поскольку деньги были заплачены, а танков нет, то возникает вопрос: вы правда хотите, чтобы мы нашли еще денег и опять купили танки, которые непонятно будут ли нам поставлены?

Ситуация с «Оплотом» является отражением системного кризиса по производству бронетехники. С такими низкими темпами производства и отсутствием запаса по созданию танка будущего,  который последует вслед за «Оплотом», весьма сложно говорить о том, что Украина останется танкостроительной страной.

Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64
Танк «Оплот»

— А что с ремонтом и модернизацией других танков?

— Ключевые моменты до сих пор не решены. У нас не принято решение как модернизировать танк Т-64, потому что танк «Булат» (БМ «Булат», — «Народная Правда») военных не устраивает. Нужна новая модернизация Т-64, но до сих пор решения нет. Нет решения и по тяжелой БМП, о которой тоже раньше много говорилось. Если вспомнить о колесной технике, то по поводу БТР-4, насколько я понимаю, сейчас проблема состоит в согласовании финансирования на эту машину с помощью госгарантий. На БТР-3, по-видимому, госзаказа в этом году вообще не будет, а по»Дозору» (новейший украинский бронеавтомобиль — «Народная Правда») нужно сделать две машины с нуля и провести испытания, чтобы показать, что те изменения, которые делались в ХКБМ им. Морозова, соответствовали пожеланиям военных. То есть по каждому образцу техники существуют нюансы, которые не позволяют массово и серийно поставлять ее в войска. Эта проблема сохраняется на третьем году войны и она касается непосредственно и производителей, и заказчиков, и тех органов, которые стоят над Минобороны и «Укроборонпромом».

— А почему военных не устраивает танк Булат?

— «Булат», скажем так, тяжелый и слепой. На нем нельзя вести бои ночью. Наши ребята, которые участвовали в танковом биатлоне (проходил в мае, в Германии, — «Народная Правда») на танке Т-64 1960 годов, оснащенном новыми оптическими приборами, производства украинских частных компаний, вошли в пятерку лучших. При этом наш экипаж стрелял первым, не зная мишенной обстановки. А первое место занял австрийский экипаж на «Леопарде», который уже 15 лет ездит и стреляет на этом полигоне. Поэтому я считаю, что наши военные – большие молодцы, а наши танки Т-64, при правильной модернизации, способны и эффективно бороться с российскими танками, и обеспечивать защиту личного состава.

— Некоторые разработки проводились и в инициативном порядке. Например, инженерная группа «Арей» предлагала и тяжелую БМП, и вариант модернизации танка Т-64 по варианту «Тирекс» с необитаемой башней и дистанционно-управляемой системой вооружения. Как там обстоят дела?

— Несмотря на имущественные разборки вокруг предприятия «Атек» (на нем была развернута производственная база ИГ «Арей», — «Народная Правда») группа все таки забрала оттуда свою боевую колесную машину («Геккон», — «Народная Правда») и перевезла ее на другое киевское предприятие. Прошел месяц, как они начали активно работать. Все остальные проекты внесены в гособоронзаказ. Это касается и танка «Тирекс», и тяжелой БМП. «Арей» обещает, что эти проекты будут выполнены, если будет финансирование в рамках гособоронзаказа. В принципе это финансирование должно быть. Военные заинтересованы в этих изделиях. Потому что проекта тяжелой БМП и проектов по модернизации танка Т-64 у нас нет. Именно поэтому такой проект танка переходного периода, как «Тирекс», военных, безусловно, заинтересует.

Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64

— Тяжелая БМП – это «Азовец»?

— Сейчас это абсолютно другой проект, который отличается от «Азовца» кардинально. Это, скорее, модульная платформа, которая базируется на ходовой части Т-64, но позволяет размещать различные образцы вооружения. Также она имеет много полезного пространства внутри при переднем размещении двигателя.

Сергей Згурец: танк «Булат» — тяжелый и слепой, Украине нужен новый Т-64
Тяжелая БМП «Азовец»

Человек или робот

— 25 июля на Гончаровском полигоне в Черниговской области испытывались новые образцы оружия. Среди них наземный боевой робот «Фантом-2», вооруженный неуправляемыми ракетами РС-80. Это уже третья модель «Фантома» за последний год. Каково будущее этого изделия?

— Здесь нужно набраться терпения. Потому что сделать наземного робота, способного самостоятельно передвигаться на пересеченной местности, крайне сложно. Робот, который управляется по проводам – это на самом деле не робот, а дистанционно управляемая платформа. Еще в 1930 и 1940 годах в СССР и Германии были такие танкетки, начиненные взрывчаткой, которые с помощью проводов направлялись под танки противника, находящиеся в зоне видимости. Сейчас технологии ушли вперед. Чтобы наш робот управлялся не по проводам, а по радиоканалу, был автономен, ориентировался в пространстве и анализировал препятствия, нужно проделать громадный кусок работы, к которому мы только сейчас подходим. Вариант управления по радиоканалу у нас в полном объеме не реализован, но позитив «Фантома» состоит в том, что работа по нему ведется.

В то же время, работа над роботами демонстрирует некое наше технологическое отставание. Мы хотим получить образец современного вооружения сразу и ниоткуда, не имея соответствующих наработок. Это как если бы кто-то решил нахватать из разных мест по лоскутку и сшить из них отличный костюм. Но так, к сожалению, не получается.

— Что же нужно сделать для того, чтобы боевые роботы появились в украинской армии?

— Как минимум, решить проблему защищенных каналов управления и определить место роботов в боевом порядке армии. Мы ведь пока не знаем куда нам поставить этого робота, чтобы военные могли его использовать. Вообще, опыт применения наземных роботов везде разный. Наиболее продвинуты в этом смысле американцы, но у них роботы выполняют грязную работу – ведут разминирование и разведку. А мы почему-то решили сразу создавать боевых роботов, как и россияне, которые начали оснащать их тяжелым вооружением. А ведь боевое применение роботов может оказаться не вполне целесообразным. Кто, например, лучше поразит цель – робот с НУРСами либо миномет или реактивная система залпового огня, имеющая людской экипаж? Люди могут быстро и точно отстреляться, после чего самостоятельно покинут позицию, а робот, выпустив свои 20 ракет, будет нуждаться в перезарядке. Кто будет его перезаряжать? Значит время для выполнения типовой задачи удлиняется, а преимущества робота просто теряются. Робот должен делать грязную и опасную работу, которая сохраняет жизнь людям. Именно поэтому американцы в Ираке и Афганистане не пытались использовать роботов с пулеметами, ведь люди решали боевые задачи быстрее и эффективнее.

Денис Попович

Источник: Народная Правда
загрузка...