Путин — это болезнь, бессмысленно удерживать Донбасс — Игорь Козловский

Игорь Козловский о болезни Путина и алкоголизме Захарченко

Путин — это болезнь, бессмысленно удерживать Донбасс — Игорь Козловский
Автор Желізняк Олександр в Новости/Социальная правда

Известный украинский ученый-религиовед из Донецка, бывший заложник боевиков «ДНР» Игорь Козловский во второй части интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказал о ключевых моментах конфликта на Донбассе, том, стоит ли договариваться с президентом РФ Владимиром Путиным и как нужно вести диалог насчет оккупированных территорий.

Loading...

Первую часть интервью читайте здесь: На Донбассе готовят «партизан» на случай, если войдет Украина — Игорь Козловский

— Если сейчас нет возможности полностью покончить с войной, реально ли устроить прекращение огня?

— Прекращение огня – это важный момент. Но, как вы думаете, кто-то реально отводил тяжелое вооружение от линии соприкосновения?

— Для этого контроль нужен…

— А кто будет контролировать?

— Международные миротворческие силы, например.

— Вот. Это шаг, о котором все говорят. А как договориться по всем нюансам? Миротворческие силы подходят к границе с Россией, и граница будет контролироваться Украиной? Если границу оставить открытой, то толку не будет.

— А креативные пути могут как-то сработать? Вот режиссер Сокуров предлагал Порошенко: чтобы спасти Сенцова, отпустить всех пленных… Как Украине показать политическую волю?

— Очень больной вопрос. Работать нужно и с украинской территорией, делать ее привлекательной, чтобы она была центром притяжения, в том числе и для жителей Донбасса.

По поводу “креативных путей”. С Россией такие штуки не проходят. Возьмем, к примеру, обмен 2016-го года, нас держали в подвалах, ходили слухи, что готовится обмен к Новому году. Украина берет на себя инициативу, отпускает большое количество пленных и ждет ответного шага. Но ответного шага не было, обмена не произошло. Переговоры затруднены позицией одного человека, имя которому Путин.

С ним вся международная общественность говорит. Милош Земан, президент Чехии, много сделал для моего освобождения, он лично встречался с Путиным, по этому поводу говорил с Сурковым (куратором так называемых «ДНР-ЛНР», помощником президента России Владиславом Сурковым, — НП). Президент Чехии просил за меня почти два года. Сперва пытались говорить с Захарченко, но он даже не ответил, вообще игнорировал, был пьян в этот момент — алкоголик, что с него взять. И вот когда Земан лично с Путиным встретился и попросил меня отпустить, было принято решение (Игорь Козловский был освобожден во время большого обмена пленными в конце декабря 2017 года, — НП).

Я виделся с Земаном, он рассказывал, что Путин может откликнуться на просьбу по настроению.

— А что вы вообще думаете о Путине?

— Думаю, что это – болезнь. Можно увидеть логику человека, который придерживается определенных правил, здесь же мы не видим логики. Бессмысленно удерживать Донбасс.

— Россия не хотела, чтобы тут было НАТО.

— Так Путин же и спровоцировал. Это же глупо! Не хотеть и спровоцировать втягивание Украины в НАТО! Все его действия — от Крыма до Донбасса — они еще больше приблизили НАТО, это ж можно было просчитать.

Захват Крыма давно стоял на повестке дня у Путина, и они подло воспользовались ситуацией, когда Украина была максимально ослаблена. Это был повод. А причина – внутренняя. Это реваншистская идеология. Перед нами классический реваншист.

— И что с ним делать? Он же нескоро умрет…

— Поэтому приходится жить в реальности и понимать, что перед нами очень долгая дорога.

— Люди, которые охраняли вас “на подвале”. Хоть об одном из них можете вспомнить что-то хорошее?

— Несомненно, это обычные люди. Они и раньше там работали, в том же СИЗО, я говорю о старых системах колоний, а не о подвалах. Там есть разные люди, которые дорабатывают до пенсии, кто-то живет этим, у него нет ничего, кроме мира этой тюрьмы, с ними смотрящие взаимодействуют, у них есть там свой бизнес. Есть люди, которые не хотят делать бизнес, они тихо живут, просто приходят на работу. Заключенные там разные – от “воров в законе” до обычных людей, попавших по глупости. Они это понимают. Со мной тоже многие общались. Сказать, что все там с искаженным сознанием — нельзя. Это просто люди.

Сотни, тысячи людей выходили на протесты в Донецке. Из местных возникли добровольческие батальоны. И сейчас там осталось большое количество людей, которые стоят на проукраинской позиции.

— В застенках много еще людей осталось?

— Много, еще сотни людей.

— Репрессии утихают?

— Каждый день мне сообщают про новые исчезновения. Уже даже взялись за пенсионеров. Мой ученик Стас Асеев, журналист, второй год в изоляторе находится. Мрачный момент — могут бросить в подвал, чтобы просто отжать имущество.

Есть преследования по религиозным соображениям. В Луганске, к примеру, запретили деятельность баптистов. “Баптисты – это экстремисты”, даже само словосочетание абсурдно, они ведь оружия в руки не берут.

— А как вы себя сейчас чувствуете? Как адаптация прошла?

— Я сразу приступил к работе. Мне некогда было отдыхать, семья здесь уже, нужно снимать квартиру, зарабатывать, потому что все имущество осталось в Донецке. Работаю в Институте философии, отделение религиоведения, старший научный сотрудник. Много общественной работы, консультирование.

— Не сталкивались со случаями дискриминации из-за того, что “донецкий”?

— Была история с пенсией. Обнаружил, что два месяца не получал пенсии. Я, естественно, пошел в Пенсионный фонд, мне сказали, что прекратили выплаты, потому что я пересекал границу Украины. Да, действительно, я трижды выезжал за рубеж: в Чехию на встречу с президентом, выступал в Европарламенте в Брюсселе, потом в Лондон с Ириной Геращенко ездили. Они говорят: мы ничего не знаем, нужно опять писать заявление и восстанавливать, опять придут проверять. Я говорю: да меня уже шесть раз проверяли по месту проживания!

Об этом узнал один из народных депутатов, он позвонил Ире Геращенко, она сообщила Порошенко — и вопрос был решен только после прямого вмешательства президента.

И у скольких людей подобные проблемы? Сейчас у нас накопилось столько долгов, которые все равно придется выплачивать. И если не сейчас, то через международные суды. И не только пенсию, но и моральную компенсацию.

Беседовал Ярослав Гребенюк

Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...