Украина вынуждена платить сепаратистам, одному дали 100 тысяч — Георгий Тука

Георгий Тука о Крыме и том, как олигарх Фирташ платит налоги России

Украина вынуждена платить сепаратистам, одному дали 100 тысяч — Георгий Тука
Автор Желізняк Олександр в Новости/Социальная правда

Георгий Тука стал известен в Украине в 2014 году. Он организовал волонтерскую группу «Народный тыл», затем был одним из тех, кто стоял у истоков сайта «Миротворец». На государственной службе работал главой Луганской областной военно-гражданской администрации, затем стал замглавы Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц.

Loading...

Первая часть интервью Георгия Туки НАРОДНОЙ ПРАВДЕ посвящена Крыму, региону Украины, находящемуся в оккупации. Заместитель министра рассказывает, как украинские предприятия олигарха Дмитрия Фирташа пополняют налогами казну Российской Федерации, почему Украина выплатила сто тысяч гривен адепту «Новороссии» и как обезвоженный полуостров превращается в полупустыню.

— Несколько недель назад вы первым сообщили, что Украина получит томос об автокефалии. Теперь в этом можно уже не сомневаться. Тогда вы не указали источник, теперь об этом можно рассказать?

— Все очень просто. Я находился на телевидении, рядом со мной сидел нардеп Игорь Мосийчук. И пришла СМС от его коллеги, который был, скажем так, недалеко от патриарха. Игорь мне просто показал это сообщение.

— Аннексированный Крым – ваша епархия. Что думаете о последних событиях в Крыму, Керчи?

— Это ужасная трагедия в истории современной Украины, но я далек от того, чтобы ее политизировать. Не вижу, как встроить ее в некую систему, мне кажется, это единичный случай. Хотя думаю, что на психику этого молодого человека (стрелка из Керчи Владислава Рослякова, — НП) повлияли события 2014 года и ряд подобных факторов. Все видели на его стене в «ВКонтакте» посты в поддержку «Новороссии». Уровень радикализации общества — что украинского, что российского — стремительно возрос, а то, что он пришел в колледж в экипировке, говорит о том, что он готовился, причем не один день.

— И не один.

— Вполне возможно. Этому нет доказательств, но сложно предположить, что двадцатилетний пацан был так хорошо подготовлен, смог самостоятельно сконструировать серьезное взрывное устройство, ходить хладнокровно убивать своих преподавателей, соучеников – все было сделано по канонам Брейвика.

— Сможет ли Россия использовать теракт в Керчи для эскалации конфликта? Это как-то отразится на жителях полуострова, на крымских татарах?

— Одно из главных наших направлений — защита прав человека на оккупированных территориях. Не знаю даже, как там можно усилить репрессии. Такая тенденция: подавляющее большинство обысков, политических арестов производятся, если сказать дипломатично, с превышением необходимой силы. Ведь для того, чтобы провести обыск в частном доме, необходимо два-три человека. Нет, приезжают пятьдесят-сто, бронетранспортеры, все с грохотом. А потом в сети полно фотографий этих задержаний. Вывод только один: демонстрация силы и запугивание. Цель — посеять среди мирного населения страх.

— Я слышал, крымские татары состояли в исламских организациях, разрешенных в Украине, но находящихся под запретом в России. И вместе с новым гражданством им досталось и преследование по новым законам.

— Это — Хизб ут-Тахрир, Исламская партия освобождения, международная политическая организация. В Украине, как и во многих странах Европы, она разрешена, а в РФ считается террористической. Соответственно, после аннексии Крыма тех, кто исповедовал ценности этой организации, стали преследовать как террористов. Но я бы сказал, что в Крыму под пресс попадают не только крымские татары, а и украинцы, русские, все, кто имеет отличную от «правильной» точку зрения.

— Расскажите о стратегических вопросах, которыми занимается ваше министерство!

— Первое, как я уже сказал, — защита прав человека. Пытаемся подключить народных депутатов, чтобы они поскорее приняли «Закон о политических узниках». В Крыму страдают не только политзаключенные, но и их семьи. В прошлом году мы провели анализ потребностей этих семей. Нужны деньги на содержание адвокатов, на поездки родственников в суд, просто на жизнь, ведь, бывает, многодетная семья теряет единственного кормильца. Мы разработали законопроект, чтобы этим семьям оказывать помощь на законном уровне; более того, предусмотрели нужную сумму в бюджете, при поддержке народных депутатов были выделены финансы. Получили «стопроцентные» гарантии от группы народных депутатов: «Не волнуйтесь, закон будет принят завтра-послезавтра!» Приняли бюджет, уже заканчивается текущий год, закона нет…

— Просто забыли, без всякой политики?

— Не знаю, каким образом законопроекты попадают в зал Верховной Рады на голосование.

— На конкурсной основе.

— Знаю только, что около трех с половиной тысяч законопроектов ждут своей очереди. Для меня остается загадкой, кто определяет первоочередность рассмотрения законопроектов, но факт остается фактом: деньги есть, но нельзя их направить семьям «політв’язнів».

Что еще важно, нам необходимо получить трактовку, определение, кто же такой политический узник, ведь у нас нет такого понятия в законодательной базе.

Это приводит к казусам. В декабре 2017 года была освобождена последняя большая группа наших пленных, поступила инициатива: выплатить каждому по сто тысяч гривен компенсации.

Предложили нам осуществить эти выплаты, у нас есть статья расходов на «політв’язнів». И затем случилась щекотливая ситуация. Среди освобожденных оказались люди, попавшие в плен совсем не за свои героические поступки, более того — против которых ведутся следственные действия: за нарушение присяги, воинской дисциплины. В группу попал один гражданский, данные которого есть в базе “Миротворца”. В 2014-м он не стеснялся бегать и кричать лозунги «Новороссии», а потом из-за бизнес-разборок угодил, как они там говорят, «на подвал». Вот таких «героев» нам тоже всучили – для оказания материальной помощи. Мы долго упирались, консультировались со Службой безопасности, но в конце концов нам пришлось даже этому сепаратисту выплатить полагающуюся сумму. Просто потому, что не существует закона, объясняющего, кто такой «політв’язень».

— Еще стратегические вопросы?

— Второй стратегический вопрос — подготовка консолидированного иска против России, в том числе за незаконное отчуждение имущества на территории Крыма.

До этого действовали локально, так, недавно двенадцать украинских компаний обратились с иском в Европейский суд по правам человека, речь шла об имуществе, оставшемся на оккупированной территории Крыма. Россия подала апелляцию и ее проиграла.

Кроме захваченной в Крыму недвижимости РФ также эксплуатирует наши полезные ископаемые. Конкретно речь идет о так называемых «вышках Бойко», которые ведут добычу газа на Черноморском шельфе Украины.

— Да, полмиллиарда долларов нашли нового хозяина.

— Полмиллиарда – это еще далеко не все. Уровень добычи газа составляет примерно два миллиарда кубов в год. Можно умножить и понять, сколько сотен миллионов долларов Россия незаконно получает в Крыму. Весь этот газ идет на обеспечение Крыма. И если Россию лишить возможности качать украинский газ на украинских месторождениях украинским оборудованием – полуостров будет вынужден очень резко сократить потребление газа. Мощностей газопровода «Кубань – Крым» не хватит.

Так вот, неделю назад создана межправительственная комиссия. Задачи: сбор, анализ информации об ущербе, нанесенном Украине, подача одной общей консолидированной претензии.

— Незадолго до трагедии в Керчи полуостров постигло еще и экологическое бедствие – в Армянске

— Мы за две недели выяснили причины технологической аварии, не имея доступа на территорию, опираясь на определенные разведывательные данные и открытые источники. А параллельно с этим процессом мы изучили структуру функционирования “Крымского титана”.

В 2014 году, чтобы удержать крымчан от перехода под юрисдикцию России, в Верховной Раде был принят закон «О создании свободной экономической зоны «Крым». Все украинские предприятия на территории АРК освобождались от уплаты налогов. А Россия, признав Крым своей территорией, обязала все хозяйствующие субъекты перерегистрироваться в принудительном порядке, перейти в юридическое поле Российской Федерации.

Существуют два предприятия, принадлежащие господину Фирташу: «Крымский содовый завод» и «Крымский титан». На сегодняшний день только эти два предприятия полуострова остаются в юридическом поле Украины.

Чтобы не попадать под прессинг Российской Федерации, господин Фирташ зарегистрировал в Москве ООО «Титановые инвестиции» и передал в аренду этому предприятию свои активы на территории Крыма. «Титановые инвестиции» платят налоги в Российской Федерации. Крымские же предприятия Фирташ не ликвидировал, оставил их в законодательном поле Украины. И это было бы еще полбеды, если бы он платил налоги! Но налоги он не платит, ведь действует закон о Крыме – свободной экономической зоне.

— И «Титановые инвестиции» не попали под санкции?

— Совершенно верно, предприятие должно попасть под международные санкции и лишиться 90% сбыта. Но под свою продукцию Фирташ подкладывает украинские документы, что и позволяет ему избежать санкций. Фирташ окружил «Инвестиции» фирмами, которые запутывали всю цепочку хозяйственной деятельности. Мы с помощью наших западных партнеров этот клубок распутали и подали Кабинету министров предложение ввести санкции против компаний. Одна из них (не буду называть ее, решение еще не принято) зарегистрирована в центре Европы, она является, по сути, финансовым агентом крымских предприятий.

Так вот, эта компания прислала нам толстое письмо на чистом украинском языке: нам угрожают судебным преследованием, если мы инициируем санкции. Для меня это показатель высшего пилотажа: используя в большинстве случаев открытые источники, мы смогли нащупать болевую точку противника и вызвать такую неадекватную реакцию.

У меня есть уверенность, что после принятия Украиной санкций против этих компаний они также попадут в санкционные списки Европы и США.

Вот в общих чертах – что касается Крыма.

— Отдельно меня интересует вопрос экологии, без днепровской воды Крым высыхает, страдает сельское хозяйство.

— Да. И число виноградников сократилось на треть. У нас есть спутниковые снимки Крыма – в динамике, видно, как с 2014 года исчезает флора полуострова, север Крыма превращается в полупустыню. Был полуостров ярко-зелёным, теперь — третья часть имеет песочный цвет.

— Если Украина собирается возвращать эту территорию, может, ей следует заботиться об экологии Крыма?

— Если бы удалось каким-то образом отделить воду для сельского хозяйства от воды для военнослужащих Российской Федерации, дискуссия на эту тему, возможно, была бы еще уместна. Но никто это сделать не сможет. Крым обеспечен собственной питьевой водой, население не страдает (то есть мы не нарушаем международное гуманитарное право). А обеспечение водой промышленности и все возрастающего количества воинских подразделений – пусть это будет головной болью страны-оккупанта.

— Эти же процессы можно перенести на “ДНР-ЛНР”…

— Многие. Но каждый конфликт имеет свои особенности.

О том, что узнал Георгий Тука из разведданных о закрытых встречах в Луганске, Донецке и Ростове-на-Дону, читайте на днях в продолжении интервью на НАРОДНОЙ ПРАВДЕ.

Беседовал Ярослав Гребенюк

Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...