Все самое интересное происходит в Донецке — Денис Казанский о «ДНР-ЛНР» и жизни в оккупации

Известный журналист о жизни людей в оккупации и том, кто все контролирует в Донецке

Все самое интересное происходит в Донецке — Денис Казанский о «ДНР-ЛНР» и жизни в оккупации Фото: "Апостроф"
Автор Желізняк Олександр в Новости/Социальная правда

О том, зачем были нужны незаконные «выборы» на Донбассе, как живут люди в Донецке и Луганске, за что даже сторонники «ДНР» не любят Дениса Пушилина и какая ситуация сейчас сложилась на оккупированных территориях, в первой части интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказал известный украинский журналист и блогер, бывший житель Донецка Денис Казанский.

— В прошлом году ты предсказывал, что Кремль собирается убрать Игоря Плотницкого из «ЛНР». Как ты говорил, так и произошло…

Loading...

— Тут не надо быть великим прогнозистом. Это было очевидно, как и в случае с Захарченко. Правда, все думали, события в “ДНР” пойдут по луганскому сценарию, Захарченко ждет не мина, а почетная пенсия.

Георгий Тука нам рассказывал, что Захарченко не подходил как фигура для переговоров для Украины, поэтому Россия его зачистила. Чтобы поставить человека, на котором нет столько крови…

— Все активные участники событий 2014 года — все они не подходят для переговоров, все замазаны в этой истории. А, с другой стороны, такое впечатление, что Пушилин тоже мало кому подходит, его авторитет равен нулю. Даже там (в Донецке, — НП) я не встречал ни одного позитивного комментария по Пушилину. По Захарченко было 50 на 50, даже в ватных группах. Он обладал харизмой. А о Пушилине отзываются резко негативно все, кроме купленных людей. Пишут: “Не за то мы воевали, чтобы «ДНР» мошенник возглавлял». А незаангажированные люди смеются и поражаются: «Во что выродилась русская идея!»

— Прокомментируй “выборы” в Луганске и Донецке!

— Это выборы в кавычках, просто чтобы Пасечник и Пушилин избавились от приставок “исполняющие обязанности”. В Донецке не допустили к «выборам» более или менее узнаваемых кандидатов — Губарева (бывший так называемый «народный губернатор Донбасса» был отстранен от «выборов» за якобы недействительные подписи в его поддержку, — НП), Ходаковского (экс-командир бригады «Восток». Выехав по делам в Россию, вернуться обратно не смог, пограничники не пропустили его в ОРДО, — НП).

По Луганску — вообще хохма. Там оппозицию зачистили уже давно, там нет бурлений всяких, как в Донецке. В Луганске остался только Пасечник и у него конкуренты какой-то профсоюзный активист из Стаханова (“председатель республиканского комитета профсоюза работников образования и науки «ЛНР” Олег Коваль, — НП) и моя любимая директор музея из Перевальска, просто бабушка классическая (Людмила Руснак, — НП). Понятно, что это — не выборы.

— В интервью два года назад ты подробно делился мыслями о том, как у Луганска и Донецка при Украине были все же существенные отличия. “ДНР» и «ЛНР” тоже идут разными путями?

— Луганск оказался на задворках, все самое интересное происходит в Донецке. Там какая-никакая, но политическая жизнь, внутренняя критика, блогеры. В Луганске даже заметных блогеров нет, ни одного оппозиционного Telegram-канала. В Донецке все это есть. У Пургина (одного из активистов так называемой «русской весны», сейчас отстраненного от власти в Донецке, — НП) — канал “Донецкий абориген”, он там истерит на Пушилина, критикует верхушку.

— Где сильнее репрессивный аппарат? Где чаще “на подвал” сажают?

— И там, и там есть. Сейчас и российские добровольцы в подвалах сидят, которые не желают подчиняться «правительству». Сидят те, кто просто чем-то не угодил — их обвинили в связях с Украиной и так далее.

Конечно, сейчас нет такого беспредела, который творился вначале. Тогда не было вертикали, у каждого командира были свои “подвалы”. Если ты хотел кого-то освободить, нужно было договариваться непосредственно с главарем подразделения, захватившего твоего друга или родственника.

Есть и внутренняя оппозиция, этих людей прессуют — но не по-тяжелому. Например, Губарев. У него отжали фракцию “Свобода Донбассу!”, не допустили к «выборам», но не перешли какой-то черты.

— А суды там есть?

— Подобия. “Тройки”. Как всегда: “Что бы “русский мир” ни строил, получается ГУЛАГ!”

— Одни аналитики утверждают, что “молодые республики” полностью зависят от Москвы, другие говорят, что полной зависимости не может быть, потому что на оккупированных территориях — тысяч сорок вооруженных людей, они могут свою позицию корректировать.

— Самая высокооплачиваемая профессия — так называемые “пятнадцатитысячники” (военные с зарплатой 15 000 рублей (чуть более 6 тыс. грн, — НП)).

Конечно, они полностью зависят от Москвы, их нужно снабжать и содержать. Сколько бы там ни было вооруженных людей, они должны регулярно получать оружие, боеприпасы и технику, топливо и солярку, довольствие и деньги — в этом боеспособность.

Если Россия перестанет финансировать, эти “армии” за месяц распадутся.

Вначале боевики действовали без централизованной поддержки РФ. И что? Форма разнобойная, отжатые машины, КамАЗы с бронированными листами, “калашниковы” — примитивное советское оружие с ограбленных складов СБУ и МВД. Когда они проигрывали и отступали, они выглядели именно так. До Иловайска.

Так что Россия может всегда сказать: “Ищите где хотите соляру, и мы посмотрим, как заведутся ваши танки и грузовики!”

— И особо не попартизанишь!

— Посмотрите на Мариуполь, Краматорск, Северодонецк, там, где были “ДНР» и «ЛНР”. За все эти годы — ноль случаев партизанщины.

— Что делать с местным населением? Как Украина должна работать с жителями неподконтрольных территорий? Много нареканий на “язык ненависти”, на постоянные претензии к жителям Донбасса.

— Основная проблема — это никакой не язык ненависти. Расположение людей Донбасса можно завоевывать только экономическим способом. А глянуть на некоторые города на нашей территории! Если в Мариуполе все еще более-менее, то в Лисичанске ни одного предприятия не осталось. Я был там недавно. Лисичанск — один из худших в Украине для жизни городов. РТИ (Лисичанский завод резино-технических изделий, — НП) разбирают, какие-то чуваки корчуют арматуру, разламывают цеха. Содовый завод разграбили еще до войны. Все уничтожили под корень, работы нет.

И получается, в такой регион никто из желающих попасть в нардепы не сунется — нечего предложить. Поэтому там властвует один Дунаев и его монополия (Сергей Дунаев, экс-мэр Лисичанска, с 2012 года — народный депутат по одномандатному избирательному округу № 107 (Луганская область), — НП). У него на выборах нет конкурентов. Такая ситуация идеальна для любых недовольств и сепаратизма — люди злы на весь мир!

С Донбасса еще до войны был отток населения, когда промышленный комплекс развалился. Нужно эти территории возрождать, но не стоит ждать инвестиций, проще помочь части людей уехать — в Харьков, Днепр, Киев, где есть работа.

— Тогда же, два года назад, ты рассказывал, как Плотницкий вместе с Владимиром Пристюком (экс-губернатором Луганской области) стали монополистами на рынке медикаментов в “ЛНР”. Что известно о лицах старой власти Донбасса сейчас?

— В «ДНР» опять все ярче. В Луганске сказывается убожество элит, которые давно теряли влияние. Комсомольская движуха развалилась (значительная часть элиты Луганска вышла из комсомольского движения конца 1980-х, — НП). В Луганске сейчас нет влияния Ефремова, Пристюка, Тихонова, а в Донецке остались Курченко, “семья” (окружение Виктора Януковича, — НП), они при деле. Когда Россия финансирует “ДНР”, то делает это через “семью” — Азарова, Клюева. Кроме того, здесь много работающих предприятий, которые контролирует Курченко. Продукцию возят на Россию.

Захарченко противостоял Курченко, пытался создать свою элиту. После убийства Захарченко Пушилин — простой исполнитель воли Курченко. У Ахметова, кстати, все отжали, перекрыли кислород.

— Сколько шахтеры сейчас зарабатывают?

— Разные цифры. На шахте “Комсомолец Донбасса” побольше, а так встречаются смешные цифры — от восьми до десяти тысяч рублей (от 3,2 до 4 тыс. грн, — НП). Это нищенские деньги на уровне стран Африки. Официально средняя зарплата по “ЛНР” в два раза меньше, чем на наших территориях Донбасса. То есть — они признают, что у них в два раза все хуже, чем в Украине.

— Была уже информация, что в Луганске русские скупают хорошее жилье за 6000-7000 долларов. И местные, кстати, тоже иногда улучшают квартирный вопрос.

— Это есть и в Донецке, слышал про русских, но статистика отсутствует. А почему не покупать? Донецк и сейчас — ухоженный город. Меньше людей, машин, но выглядит он все равно приличнее, чем российские города с населением 700-800 тысяч жителей.

Смотрел интервью: якут приехал в Донецк и делится впечатлениями. Он думал, что тут разруха и война, а в Донецке лучше, чем у них, в двадцать раз! Если сравнить с Архангельском, его деревянными бараками, мусором на улицах, то Донецк — намного ухоженнее.

По ценам: квартира в Донецке на Университетской, самый центр, стоит 10000 долларов, до войны она стоила восемьдесят. Те, кто жил, например, в Торезе, и не мог накопить на квартиру в Донецке — теперь эти люди могут расчехлить довоенные заначки, купить жилье в Донецке и кайфовать.

— Что с твоей хорошей квартирой?

— Я свою продал. Верил сначала, что “ДНР” долго не протянет. Но после Дебальцево понял: если не продать, квартиру отожмут. Продал, не заезжая в Донецк. На эти деньги вложился в стройку, в котлован. Благодаря этому смог купить в Киеве жилье. Это был единственный шанс.

Беседовал Ярослав Гребенюк

Хотите читать новости в другом формате?
Подписывайтесь на телеграмм-канал НАРОДНАЯ ПРАВДА
Подписаться можно ЗДЕСЬ
Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...