Единственный шанс вернуть Украине Крым — победа в войне — известный журналист

Павел Казарин о том, как вернуть Крым и что можно сделать уже сейчас

Единственный шанс вернуть Украине Крым — победа в войне — известный журналист
Автор Желізняк Олександр в Новости/Социальная правда

О том, что должна сделать Украина в отношении Крыма и почему для того, чтобы вернуть оккупированный полуостров, нужна победа в войне, во второй части интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказал известный журналист, крымчанин Павел Казарин.

Loading...

Первую часть интервью читайте здесь: Против Украины Россия воюет по одной причине, а с Крымом проблемы — журналист Павел Казарин

— Как Вы оцениваете усилия самой Украины по удержанию Крыма на повестке дня и ее отношение к крымчанам? Могло ли быть иначе?

— С одной стороны, я понимаю, сколь скудны инструментальные возможности официального Киева для того, чтобы влиять на ситуацию на полуострове, потому что он находится под военным, правоохранительным, судебным и информационным контролем государства-оккупанта. У Киева в распоряжении не так уж много потенциальных возможностей, но можно начать с мелочей.

Во-первых, навести порядок в украинской миграционной службе для того, чтобы она не кошмарила крымчан, которые приезжают на украинский материк, чтобы вклеивать фотографии в паспорта и получать акты гражданского состояния: свидетельства о рождении, смерти, браке. Если крымчанин приезжает за украинскими документами, это уже является подтверждением его лояльности. Какой-нибудь агрессивный пророссийский крымчанин не поедет за украинскими документами на украинский материк. Поэтому, когда миграционная служба начинает кошмарить этих людей, простите за жаргон, это как выстрел себе в ногу со стороны украинского государства.

Во-вторых, можно устроить пункты пропуска на админгранице между Херсонской областью и Крымом, потому что сегодня это выглядит как плохой пропагандистский ролик: хорошо обустроенные пункты пропуска с российской стороны и чрезвычайно необустроенные — с украинской. Мы должны смотреть фактам в глаза и понимать, что история про аннексию Крыма — это надолго. И что обустройство таких пунктов — единоразовая акция, на которую можно потратить деньги и вычеркнуть этот пункт из списка требуемого раз и навсегда.

Единственный шанс вернуть Украине Крым — победа в войне — известный журналист

Павел Казарин. Фото: Радио Свобода

В-третьих, нужно привести в норму законодательство, потому что продолжает действовать закон о свободной экономической зоне в Крыму, который, по сути, помогает украинскому крупному бизнесу работать на территории аннексированного Крыма, платить налоги в российский бюджет и при этом не платить их в украинский. По сути, легализуется бизнес на оккупированной территории.

В-четвертых, можно способствовать каким-то очень важным деталям, например, вплоть до аннексии в Крыму росло поколение крымчан, которые воспринимали Киев, а не Москву, как свою столицу, а желто-голубой флаг — как свой флаг. Это, в том числе, нынешние крымские абитуриенты. Официальный Киев пошел на некоторую либерализацию для них в вопросе поступления в украинские вузы, но, на мой взгляд, этого недостаточно. Нужно просто максимально либерализировать для них эту сферу — либо принимать без экзаменов, либо платить стипендию и так далее. Эти ребята не ходили ни на какой так называемый «референдум» в 2014-м, они были несовершеннолетними и не должны расплачиваться за ошибки своих родителей. Я искренне убежден, что человек, который пять лет проведет на украинском материке, в украинском вузе, проникнется проукраинскими настроениями, и его идентичность станет куда более проукраинской, нежели у любого выпускника, соответственно, российского вуза.

Бороться за это поколение необходимо, тем более, что времени осталось не так уж и много. Россия активно приватизирует это поколение молодых крымчан, и я не вижу повода отдавать его стране-агрессору без боя.

Кроме того, можно, например, поддерживать семьи крымских политзаключенных, а также помогать им с оплатой услуг адвокатов, которые защищают их в российских судах. Возможно, этот перечень неполный. Опять же, возможности официального Киева ограничены, но многое из того, что он может, вполне реально сделать очень быстро. И это будут одноразовые истории.

— Какие уроки Украина и мировое сообщество должны вынести из крымской истории?

— Когда-то мне доводилось разговаривать с польскими коллегами, и они спрашивали: «Знаешь ли ты, в чем отличие между украинским и польским взглядами на Россию?» Они говорят: вы привыкли думать, мол, Россия с 1991-го по 2013-й — это нормативная Россия, и она всегда будет такой. То есть это страна, которая думает экономическими категориями, ни на кого полноценно не нападает, хотя и напала на Грузию в 2008-м, которая будет удобным партнером и так далее. Из-за этого все так поразились в 2014-м году. А мы в Польше, говорит он, изначально исходили из того, что Россия по умолчанию — это как раз та Россия, которая на вас напала, та самая, которая расчленяла Польшу и объявляла Восточную Европу сферой своих геополитических интересов. Они воспринимали Россию с 1991-го по 2013-й как временную передышку, в течение которой нужно срочно делать реформы, вступать в НАТО, Евросоюз, пытаться максимально проникнуть под европейский зонтик безопасности и строить армию для того, чтобы в момент, когда Россия очнется, быть защищенными.

Я думаю, что эта иллюзия — пример, который характеризует не только разницу между украинским и польским отношением к России. Это еще и иллюстрация иллюзии, которую в отношении России питают многие европейские страны. Они, как и Украина, убеждены, что Россия вернется в довоенный формат существования, когда она продавала Западу газ и нефть, а в обмен на вырученные деньги покупала все остальное. Честно говоря, я не особенно верю в возвращение России в старую матрицу существования. Думаю, как раз-таки Европа должна понять — нынешняя Россия и является нормативной, она всегда будет оппонировать западной модели существования и демократической форме правления. Если завтра Россия возьмет верх над Украиной, это никоим образом не уменьшит ее аппетиты, а лишь распалит.

Читайте также: Крым — все: названа новая территория, которую может захватить Путин

Аннексия Крыма была очень болезненной и дорогой расплатой за иллюзии, которые были у нашей страны и, в том числе, у меня самого до 2014 года. Если мы снова начнем пытаться убеждать себя, что с Россией можно как-то договориться, это будет значить, что урок, который был дан нашей стране в марте 2014 года в Крыму, а затем — на Донбассе, окажется бессмысленным. Любая ошибка ценна выводами, и если мы не сделаем выводов из той череды ошибок, которые привели нас к февралю 2014-го года, то этот урок прошел для нас даром.

— Мы не можем надеяться на то, чтобы договориться с Россией в плане какого-то формализованного документа, но как в таком случае вернуть оккупированные территории? Ведь и само собой это тоже не произойдет.

— Когда развалился Советский Союз, его колонии обрели свободу не потому, что он добровольно отпускал их на свободу, а потому, что у него не было выбора. Литва, Латвия, Эстония и другие бывшие союзные республики обрели независимость не потому, что вели долгие и сложные переговоры с российским руководством, а просто потому, что у этого руководства не было выбора, кроме как признать сложившийся на тот момент статус-кво.

— И нам нужна такая же ситуация?

— Нужно не питать иллюзий по поводу того, что Россия будет добровольно восстанавливать украинскую территориальную целостность образца 2013 года. И нужно быть готовыми к тому, что этот вопрос похож на фенечку. Она состоит из огромного количества бисеринок, и нельзя сказать, что какая-то из них важнее другой. Украине нужно использовать нынешнюю ситуацию для проведения реформ, укрепления армии, выработки нового социального договора, в том числе и этического, в рамках которого Крым и Донбасс будут неотъемлемой частью Украины, Россия — страной-агрессором, а любые попытки ответить на этот вопрос иначе приводят к маргинализации такого человека. Опять же, нужно добиваться экономической эффективности, приводить свое законодательство в соответствие с европейскими стандартами и так далее.

Условно говоря, для того, чтобы в конечном счете победить в вопросе Крыма, нам нужно не проиграть эту войну в целом. Это главное и обязательное условие, от которого можно двигаться в какую-то сторону. Поэтому вопрос о Крыме не стоит изолированно от других, это как финальная точка очень длинного пути.

— Вариант довольно оптимистичный.

— Наоборот, потому что многие мои коллеги надеются, что вопрос Крыма решится в одночасье, в ближайшее время, по щелчку пальцев, просто потому, что Россия устанет воевать или дрогнет под тяжестью санкций. Нет, не дрогнет. И нет, не устанет. Она будет держаться за Крым до последнего. Поэтому я и говорю, что нужно быть готовыми к тому, что единственный шанс для восстановления территориальной целостности — это победа в войне. Условно говоря, Крым — это такая принцесса, доступ к руке которой вы получаете только после того, как побеждаете дракона. Что оптимистичного в моих прогнозах?

— Они не сказочные, а логичные и реалистичные. А с точки зрения здравого смысла это выглядит куда оптимистичнее, чем сказки и мечты о сиюминутном решении вопроса, разве нет?

— Я не склонен считать свою концепцию оптимистичной, потому что она не предполагает быстрого и легкого. Условно говоря, если вы хотите завоевать олимпийское золото, то нужно тренироваться каждый день, побеждать на районных и городских соревнованиях, выходить на межрегиональный и национальный уровни, и, может быть, в конечном счете удастся выиграть олимпийскую медаль. Думать о том, что ее вручат просто потому, что вы сегодня купили билет в спортзал и зашли в магазин за скакалкой, наверное, несколько наивно. Точно так же наивно надеяться, что придет какой-нибудь добрый дядя, заберет эту медаль у кого-то еще и вручит ее вам.

Марина Евтушок

Источник: Народная Правда
загрузка...