У агентов России есть опасный для нас план — представитель Украины при Совете Европы Дмитрий Кулеба

О планах России в ПАСЕ и угрозе для Украины

У агентов России есть опасный для нас план — представитель Украины при Совете Европы Дмитрий Кулеба
Автор Желізняк Олександр в Новости/Политическая правда

Россия с помощью своих агентов влияния хочет снова вернуться в Парламентскую Ассамблею Совета Европы, где ее лишили права голоса за агрессию против Украины.

В чем заключается новый план Кремля, кто помогает путинской РФ в реализации ее замыслов в Европе и чем это грозит Украине, в интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказал дипломат, постоянный представитель Украины при Совете Европы Дмитрий Кулеба.

— Какие рычаги влияния теряет Россия, не будучи представленной в Парламентской Ассамблее Совета Европы? (В апреле 2014-го на делегацию России в ПАСЕ наложили санкции. Ее лишили права голоса, возможности входить в состав руководящих структур Ассамблеи и участвовать в мониторинговых миссиях. В 2016-м Россия сама отказалась от участия в работе Ассамблеи, — НП).

— Их отсутствие в ПАСЕ нужно рассматривать с двух точек зрения. Во-первых, не имея возможности присутствовать в Ассамблее, они теряют рычаги влияния на формирование ее политической позиции. Например, когда принимается какой-то документ относительно Украины, они не могут повлиять на его текст и, соответственно, продвинуть какие-то свои интересы. Но есть и другой аспект. Для них недопустимо отсутствовать в ПАСЕ, потому что они считают себя суперсильным великим государством. Как это так, что есть какая-то там непонятная Ассамблея, где они не могут продвигать свою повестку дня и защищать свои интересы? То есть здесь есть как чисто практический элемент, так и имперское мышление.

— В чем заключается план по их возвращению?

— Сейчас план неизменен. Он из года в год обновляется с точки зрения тактики, но цель заключается в том, чтобы сломать Ассамблею, изменив ее базовые правила в части санкционных полномочий. Что говорят россияне? Ассамблея должна признать, что применение санкций в 2014-м году против России было ошибкой и, исправив ее, Ассамблея должна отказаться от возможности применять санкции. То есть изменить правила таким образом, чтобы невозможно было ввести их против любой страны.

Почему именно россияне это делают? Потому что знают, что они — всегда кандидаты номер один на применение санкций за их политику и нарушение прав человека в России и за рубежом. В самом Совете Европы постоянно происходят различные комбинации и консультации определенной группы людей, которые, к сожалению, занимают руководящие должности и пытаются найти путь выполнения этого российского требования. Но есть и другая группа, к которой, разумеется, принадлежим и мы, и которая этим усилиям препятствует.

— Последняя хитрость — это синхронизация правил Ассамблеи и Комитета министров (органа Совета Европы, который принимает рекомендации, готовит тексты конвенций и соглашений, осуществляет контроль над выполнением решений Европейского суда по правам человека, — НП). Тогда санкции можно будет ветировать одним голосом. Объясните, пожалуйста, как это работает?

— Сейчас существует процесс так называемой гармонизации правил между Комитетом министров и ПАСЕ. Сейчас она может самостоятельно применять санкции. А поскольку напрямую отказаться от этого и отменить правила применения ограничений было бы слишком нагло и очевидно, то придумали вот такой гибридный инструмент. Мол, давайте мы вроде как оставим возможность применения санкций, но нужно будет, чтобы ПАСЕ не сама принимала такое решение, а совместно с Комитетом министров.

Эта новая процедура — гармонизация — будет означать, что формально возможность применить ограничение будет. Но на практике это будет невозможно сделать из-за сложности процедуры. Это хитрый план, но он понятен, поэтому инструменты противодействия ему есть.

— Для них критично вернуться к лету?

— Они пытаются сейчас успеть, чтобы Россия уже на июньской сессии ПАСЕ смогла приехать и проголосовать за нового генерального секретаря Совета Европы (сейчас генсеком Совета Европы является Турбьёрн Ягланд, который долгое время продвигал снятие санкций с российской делегации, — НП).

— Россиянам было бы выгодно выйти из Совета Европы?

— Я не верю в то, что Россия действительно хочет выйти из Совета Европы. Я считаю, что даже в случае невозврата в ПАСЕ сам Совет Европы будет им полезен. Хотя россиян нет в Ассамблее, они остаются в Комитете министров и других органах Совета Европы. Таким образом, они имеют рычаги влияния изнутри на организацию и на создание хаоса. Чем слабее Совет Европы, который защищает права человека, демократию и верховенство права, то есть все то, чего в России нет, тем ей лучше. Тогда ее меньше критикуют и имеют меньше рычагов влияния.

— А если России таки удастся протолкнуть снятие санкций? Речь же идет о цене ценностей.

— Абсолютно, именно так стоит вопрос. Или Совет Европы остается организацией, способной защищать ценности и принципы, ради которых она была создана, или она посылает сигнал всем государствам-членам, что ценности — ничто. И это начало конца Совета Европы.

— Тогда Россия сможет сказать: “Миссия выполнена”…

— Миссия по развалу Совета Европы будет выполнена.

— Такая работа происходит со всеми институциями?

— Они работают по каждой институции отдельно, потому что у каждой — своя специфика. Но в случае, если Совет Европы пойдет на такие недопустимые уступки России, это будет жесточайшим ударом по авторитету организации, ее легитимности и атмосфере сотрудничества в организации в целом.

— О каких ресурсах и средствах идет речь, если говорить о лоббизме российских интересов в Совете Европы?

— Есть откровенные адвокаты России, они не скрывают своих позиций и, по сути, просто ретранслируют российские сигналы, даже не адаптируя их. Но гораздо опаснее тихие скрытые агенты, которые якобы поддерживают диалог, надежду и мир. Они скрывают свои намерения за общеевропейскими идеалами, а в итоге склоняют туда, куда хочет Россия. Есть люди в секретариате Совета Европы, депутаты ПАСЕ, государства-члены. Система очень разветвленная и тонкая, происходит на полутонах, но она работает. Пока что неэффективно, потому что России не удалось достичь своей цели. И прежде всего — благодаря неуступчивой позиции Украины и ее партнеров. Но игра продолжается.

— Россия уже несколько лет не платит членские взносы в Совет Европы. Как это влияет на дискуссии о ее возвращении в Ассамблею?

— Сейчас в Совете Европы происходит абсолютно недопустимый процесс. Проблема российской агрессии против Украины подменяется проблемой неуплаты взносов. То есть что нужно говорить? Россия напала на Украину, оказалась под давлением Совета Европы, и, чтобы это давление было ослаблено или снято, Москва должна что-то сделать по украинскому вопросу. Что происходит вместо этого? Лидеры движения за возвращение России меняют нарратив и говорят: “Россия не платит взносы в Совет Европы, и для того, чтобы она, наконец, заплатила, мы должны найти решение насчет украинского кризиса”. То есть они пытаются вывести Россию за скобки конфликта.

— Какие угрозы на грядущих выборах в Европарламент (в мае этого года) Вы видите?

— Главное — это укрепление правого и левого флангов, которые являются евроскептиками. Это будет означать, что центристские силы в Европарламенте будут испытывать все большее давление, ситуация в Европарламенте станет более конфликтной. Я не ожидаю изменения его позиции относительно Украины, но если подобное переформатирование произойдет, мы будем слышать больше неблагоприятных для Украины голосов из этой институции. В то же время я убежден, что магистральная линия останется неизменной.

У агентов России есть опасный для нас план — представитель Украины при Совете Европы Дмитрий Кулеба

— Традиционные партии в этой ситуации вынуждены будут играть на электоральном поле крайних сил, то есть иногда будут пользоваться их лозунгами. Насколько это опасно?

— Это дилемма, перед которой стоят центристские политические силы, ведь они всегда апеллировали к рациональному, тогда как левые и правые — к эмоциональному. Мы живем в мире, где люди привыкли к эмоциональным форматам подачи информации. Поэтому центристы должны решить, каким образом коммуницировать с людьми и привлекать к себе их внимание. Пока суперэффективных решений нет, но наши европейские коллеги их ищут.

— То есть происходит война за реальность?

— Да, и именно об этом я пишу в своей книге, объясняю, как это работает и насколько многоуровневой она является. За что воюют? За убеждения и эмоции людей, ведь на их основе принимаются все решения, от покупки зубной пасты до голосования на участке. Однозначных ответов, что же делать, нет. Но понятно, что может сделать каждый человек, чтобы защититься. И именно об этом я пишу.

Марина Евтушок

Источник: Народная Правда