Украина способна создать ракету, которая долетит до Москвы — военный эксперт

Валентин Бадрак о подготовке России к большой войне и украинском оружии, которое серьезно повлияет на Кремль

Украина способна создать ракету, которая долетит до Москвы — военный эксперт
Автор Желізняк Олександр в Новости/Социальная правда

Об обновленной военной доктрине России, опасных планах Кремля в отношении Украины и украинском оружии, которое может сдержать РФ, в интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказал директор аналитического Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак.

Loading...

— К чему готовиться миру в целом и Украине в частности после провозглашения обновленной доктрины Герасимова? (Начальник Генштаба Вооруженных сил России Валерий Герасимов недавно представил доклад, который, по мнению многих экспертов, предполагает переход от гибридной войны к прямому военному противостоянию, то есть подготовку РФ к региональным конфликтам и большой войне с Западом, — НП).

— Я начал бы с того, что Россия давно готовилась к войне с Украиной. Обосновывая свои претензии, Кремль пытался проводить через парламент решения, чтобы создать определенную “нормативно-правовую базу” под свои агрессивные действия. Осенью 2009 года был принят закон, который предусматривал использование Россией своих вооруженных сил за пределами собственной территории. Для Украины это был четкий сигнал о подготовке войны против нее (во время аннексии Крыма Владимиру Путину давали разрешение на использование войск РФ за рубежом, — НП).

О чем говорится в доктрине, которая появилась? Россия, как государство, которое чувствует свое технологическое отставание от Запада и его преимущества в возможностях экономического давления, играет на том, что имеет больший порог авантюрности.

Если Запад, принимая какие-то решения, реализует их, то Россия действует методом фейков и введения в заблуждение. Поэтому ей было чрезвычайно важно задекларировать, что она втянулась в гонку вооружений и взялась за то, чтобы технологически превзойти противника. А еще — засвидетельствовать, что она и в дальнейшем будет действовать агрессивно.

С одной стороны, все понимают, что Россия сама не вступит в войну против НАТО. Хотя можно сделать оговорку, что она может вступить в войну против прибалтийских государств (Латвии, Литвы или Эстонии, — НП), ведь Кремль уверен в том, что НАТО не вступится за Балтию.

Украина способна создать ракету, которая долетит до Москвы — военный эксперт

Валентин Бадрак. Фото: Апостроф

— В отчете эстонской разведки говорилось о том, что, судя по тренировкам, Россия готовится к масштабной войне с НАТО. Следовательно, для этих стран опасения небезосновательны?

— Да, и что важно знать в украинских реалиях? Эта доктрина напрямую является угрозой для нас. Когда Россия ведет борьбу против Запада и, в частности, против Соединенных Штатов, то всегда выбирает путь действий на территории третьих стран. То есть это противостояние происходит не непосредственно между Россией и США, а в виде влияния на такие страны, как Сирия и другие. В том числе и Украина.

Когда мы наблюдаем за ракетными маневрами в Крыму, то, с одной стороны, понимаем, что их цель — запугать Запад, особенно Центральную и Восточную Европу, ведь это — форпост НАТО. С другой стороны, понятно, что в случае каких-то действий или обострения риторики мы не можем исключать, что будут поражены объекты в Украине. Это очень важный элемент игры.

— Можно ли расценивать доктрину как своеобразный анонс?

— Говорят, что таким образом Россия перешла от гибридной войны к прямому противоборству. На самом деле это не совсем так. Россия и в дальнейшем будет использовать гибридную войну. А эта доктрина, как и объявление о ней, как раз и являются элементами этой гибридной войны.

С одной стороны, Россия действительно готовится к большой войне. Ведется большая работа с населением, которому рассказывают, что Запад хочет уничтожить Россию и так далее. Но, с другой стороны, Москва понимает, что развертывание масштабной войны — это первый шаг к саморазрушению и, фактически, распаду и ликвидации России в том виде, в котором она сейчас существует.

Ключевой момент — в том, что Россия готовится к масштабному конфликту, но ее ресурсы ограничены. Поэтому эта большая война может разворачиваться только на территории третьих государств, в том числе и на украинском театре военных действий.

— Как можно на это реагировать?

— Если брать наши реалии, то, безусловно, нужно ускорить создание ракетного щита, развертывать и усиливать десантно-штурмовые подразделения и Силы спецопераций. В конце февраля Россия решила развернуть пятую воздушно-десантную дивизию в дополнение к четырем существующим и к пяти воздушно-десантным бригадам. Это очень показательный шаг, ведь воздушно-десантные войска — это войска захвата и нападения. И именно этот компонент Россия сейчас развивает.

С другой стороны, то же самое делают Соединенные Штаты. За последние годы численность спецназовцев там выросла с 45 тысяч до 70. Так что это не российская тенденция, а мировая, и Украине также следует на этом сосредоточиться. Кроме того, следует развивать превентивные возможности и укреплять несиловые структуры, то есть органы разведки, контрразведки и информационной борьбы. Это три ключевые позиции, которые играют значительную роль.

Кроме того, Украина сильна состоянием и развитостью гражданского общества по сравнению с россиянами. Если они сегодня фактически инфантильны, то украинцы очень серьезно понимают угрозы, а готовность общества к сопротивлению крайне высока. Поэтому стоит усиливать гражданское общество, с одной стороны, на уровне человеческой дипломатии, не только на уровне government to government (государство-государство). Нужно, чтобы существовала коммуникация society to society (общество-общество) и government to society (государство-общество). Украинское общество должно многое донести до иностранных правительств и особенно четко работать на уровне обществ, даже с российским, но особенно — с западноевропейским.

— Чем это может помочь на практике?

— Это нужно для того, чтобы сформировать четкое представление об угрозах и борьбе. Нужно признать, что Россия разработала немало активных вещей. Один из ее месседжей Западу заключается в том, что никто не должен вмешиваться в российско-украинские отношения. Именно для этого используется тезис, что “на территории Украины США ведут войну с Россией”. Это опасный для нас посыл, который мы должны преодолеть.

Я сторонник такой идеи: если мы покажем России и миру, что можем построить государство, которое быстро развивается и способно себя защитить от агрессии, то таким путем мы быстрее победим Россию, чем если будем проводить прямые военные атаки.

— В феврале экс-посол США в Украине Стивен Пайфер первым вслух заявил, что Украина имеет право создавать ракеты, которые запрещал Договор о ракетах средней и меньшей дальности после того, как из него вышли Россия и США. Как Вы относитесь к такому тезису, возможно ли это?

— Здесь только половина правды, потому что Украина в 1998-м году вошла в режим РКРТ. Это международный режим контроля за ракетными технологиями. К сожалению, Украина тогда согласилась на условия, которые позволяли ей разрабатывать ракеты дальностью всего 500 км для защиты своей территории. Поэтому в связи с, фактически, завершением Договора РСМД, следующим весомым шагом должна быть дипломатическая работа в направлении того, чтобы в рамках РКРТ Украине были предоставлены формальное разрешение и одобрение со стороны Запада в создании ракет большей дальности.

На сегодняшний день Украина может создать ракету средней дальности, то есть более 1000 км. Противокорабельная крылатая ракета “Нептун” имеет дальность до 500 км, но специалисты уже посчитали, что могут создать ракету дальностью в полторы тысячи километров. И если этого действительно достигнут, мы сможем изменить риторику нашего общения с Кремлем.

— Учитывая расстояние до Москвы (от Киева до Москвы — чуть более 860 км, — НП)…

— Да, понятно, что никто такую ракету на Москву не будет запускать, но сам факт того, что Украина имеет такое оружие сдерживания, будет весомым психологическим фактором и для собственной армии, и для российской. Она будет понимать, что столкнется не просто с армией, которая воюет автоматами и ездит на старых бронетранспортерах, а с силой, которая оснащена серьезным технологичным оружием и сможет противодействовать агрессии в любом виде, если таковая произойдет. Поэтому это очень важный элемент нашего противодействия России на будущее.

— Насколько действенны ПТРК как средство сдерживания на линии столкновения на Донбассе?

— С февраля резко увеличилось количество информационных сообщений о применении наших ПТРК на передовой, показывали ролики, где украинские ракеты ближнего действия уничтожали объекты противника. Это очень позитивные и важные вещи, они свидетельствуют о том, что поставки в войска идут бесперебойно и освоение этих комплексов тоже происходит в нормальном режиме. И, как мы видим, это эффективное оружие ближнего действия.

— Это упреждает агрессивные действия врага?

— Да, и мы должны расширять эту идею. Следующим шагом может стать “Ольха”, которая будет высокоточно бить на 70 км и выпускать 12 ракет за один залп. Это мощное оружие. Поэтому я считаю, что в вопросе разработки и создания новых вооружений Украина идет по верному пути, вот только движение происходит несколько медленно. Например, ракета “Нептун” как разработка появилась еще в 2012-м, а в следующем году состоялись испытания. Однако четкое решение о ее создании появилось только в начале 2016-го. Три года Украина тянула с этим решением. Но, в конце концов, я рад, что это ракетное оружие создают и разрабатывают. Безусловно, оно действует на сдерживание противника уже сейчас, на этапе его разработки и внедрения в войска, это абсолютно точно и реально, ведь каждый шаг Украины детально анализирует и обрабатывает вражеская российская сторона.

— Какие направления работы на будущее Вы бы выделили?

— Я хотел бы, чтобы Украина выучила турецкую технологию и вложила средства в разработку украинского ударного беспилотного авиационного комплекса (в ноябре 2018-го украинская сторона подписала соглашение с турецкой о закупке оперативно-тактических беспилотных летательных аппаратов Bayraktar TB2 производства компании Baykar Makina, которые являются рекордсменами по продолжительности полета. Эти беспилотники недавно прошли испытания, — НП).

КБ “Луч” может разработать соответствующие ракеты, а насчет планера есть большие наработки у “Антонова” и частных предприятий. Если объединить это вместе, сделать консорциум, то думаю, что Украина вполне могла бы выйти на создание собственного беспилотного авиационного комплекса. Это было бы очень серьезным успехом на далекое будущее.

— То есть это реальная перспектива?

— Абсолютно. Украина уже сейчас идет по пути создания новых артиллерийских систем и новых противокорабельных ракет наземного базирования. В будущем нужно будет, чтобы ракета “Нептун” имела и авиационную версию, то есть могла использоваться как ракета класса “воздух-воздух” или “воздух-земля” и была поставлена на ракетный катер. Сейчас разрабатывается катер “Лань-ЛК”, он может появиться в Военно-морских силах в 2021 году. Это путь к созданию мощного москитного флота. Если это произойдет, то станет важным шагом в создании системы всесторонней защиты Украины и ее интересов.

Если мы говорим о создании и развитии Сил спецопераций, то нужно подумать над тем, чтобы применить схему Соединенных Штатов. Концепция, о которой я упоминал, кроме увеличения сил спецназначения с 45 до 70 тысяч, предусматривает создание автономных групп по 10-12-15 человек, которые занимались бы разными вещами: от кибератак до взлома социальных сетей, размывания коммуникаций и так далее. Мы вынуждены уделить времени, сил и ресурсов экипировке спецназовцев. Если группы действуют автономно, у них должны быть улучшенное вооружение, высокоточные средства поражения и связи. Это отдельное направление развития оружейных систем, которое касается автономизации действий отдельного солдата или небольшого подразделения.

В целом, мы должны умело сочетать развитие оборонного потенциала с развитием невоенных возможностей и разработать целостную систему противодействия внешней агрессии. Тогда это будет очень серьезным препятствием для того же Кремля. Речь идет не только о предотвращения диверсий или противодействии собственно военным мероприятиям, но и о работе на таких фронтах, как культура, история, книгоиздание.

Украина способна создать ракету, которая долетит до Москвы — военный эксперт

Культура и история — важный фронт войны с Россией, на котором Кремль активно действует

— Почему это важно? Ведь многие говорят, что такие вещи сейчас — не самый насущный вопрос…

— В 2011-м я описал в книге такую спецоперацию российских спецслужб, как книжная война против Украины, которая проходила в 2008-2009 годах, когда на территорию Украины завезли огромное количество книг, где, с одной стороны, героизировали Путина, а с другой — навязывали мнение о том, что Украина — это failed state, государство, которое не состоялось. Это была мощная спецоперация, не хуже поражения войск российскими “Градами” или “Ураганами”. Поэтому культура, история совершенно не лишние, особенно в контексте доктрины Герасимова, ведь она предусматривает атаки на Украину со всех сторон, даже с тех, с которых мы не ожидаем.

Когда к власти пришла команда Януковича, которой легко манипулировал Кремль, эти направления были очень сильно задействованы. Было даже желание России написать совместный учебник истории двух государств. Это такая же опасная вещь, как празднование годовщины Полтавской битвы или чествование, скажем, Сталина, то есть продвижение символов СССР, правопреемницей которого стала Россия. И это так же опасно, как принудительная русификация в течение многих веков, последствия которой мы сейчас пожинаем. Если раньше она происходила силовым путем, например, через издание Валуевского циркуляра (распоряжение министра внутренних дел Российской империи Петра Валуева от 1863 года о фактическом запрете печати на украинском языке учебных и религиозных книг, — НП) или Эмского указа (распоряжение о резком ограничении использования украинского языка в театре, литературе, книгопечатании и так далее, подписанное императором Александром II в 1876 году, — НП), то сейчас действуют скрыто, мягко. Украинцев привлекают в Россию, предоставляют особые условия, чтобы использовать это для пропаганды. Поэтому если мы оказываем сопротивление агрессору, то должны учитывать все фронты, и этот фронт — далеко не последний.

Продолжение интервью читайте на НАРОДНОЙ ПРАВДЕ в ближайшее время.

Марина Евтушок

Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...