Что ждет экономику Украины в случае нового финансового кризиса

Лоббирование интересов экспортеров сырья вызывает серьезное беспокойство

Что ждет экономику Украины в случае нового финансового кризиса
Автор Кравченко Станіслав в Экономическая правда/Публикации
Хотите читать новости в другом формате?
Подписывайтесь на телеграмм-канал НАРОДНАЯ ПРАВДА
Подписаться можно ЗДЕСЬ

О том, почему экономисты ожидают мировой кризис, в чем причина слабости экономики Украины во время экономических катаклизмов, как с помощью резервных фондов от экспорта сырья можно исправить системную проблему, в интервью сайту НАРОДНАЯ ПРАВДА рассказал экономист Алексей Кущ.

Почему многие экономисты говорят об очередном экономическом кризисе, который может всколыхнуть мировую экономику, хотя никто и не знает, когда именно это произойдет?

Loading...

— В экономике существует теория экономических циклов. Циклический принцип развития экономики еще никто не отменял, хотя некоторые экономисты, изучающие этот вопрос, считают, что с помощью современной монетарной теории можно преодолеть циклический характер. Но мы будем отталкиваться от того, что циклический характер развития экономики сохраняется.

Какие основные циклы существуют в науке?

— Есть три основных типа циклов. Первые: короткие циклы Китчина, связанные с динамикой производственных запасов. Это 2-4 года. Вторые: средние циклы Жюгляра. Они связаны с инвестиционной динамикой. Это 7-10 лет. Третьи: длинные циклы Кондратьева, которые больше 10 лет. То есть,  длинные циклы, внутри которых внутренние циклы. Сами циклы связаны еще с технологическими укладами и этапами промышленной революции. Сейчас мы находимся в Четвертой промышленной революции и переходе к 6 технологическоиу укладу.

А каково их значение?

— Экономика всегда формируется на основе существующих технологий. Изменения в технологиях приводят к изменению глобальных торгово-экономических цепочек. Например, увеличение объемов добычи нефти привело к росту компаний, касающихся нефтедобычи. Компьютерная революция привела к росту предприятий, связанных с цифровой экономикой. Новый технологичесй уклад, как считается, будет развиваться на стыке различных направлений: био, информационных, нано- и когнитивных технологий.

Где мы находимся сейчас, если отталкиваться от цикличности?

— Мы стоим перед завершением супердлинного цикла, который начался после глобального кризиса 2008 года. Как показывает практика, деловые циклы активности продолжаются примерно 10 лет: с начала 1990-х до 00-х, который закончился кризисом доткомов, затем с 00-х до глобального финансового кризиса 2008 года. С 2009 и до сих пор продолжается новый цикл. Летом этого года ему уже 11 лет. Это один из самых длинных циклов деловой активности. В связи с природой цикличности все ожидают, что обрыв этого цикла начнется вот-вот. Об этом сигнализирует и рекордный рост капитализации фондовых рынков, они выросли на рекордную величину. Об этом сигнализирует раздувание финансового пузыря. Скажем, по оценкам Всемирного банка, глобальные долги составляют сегодня 220% от мирового ВВП. Конечно, эксперты могут прогнозировать кризис, но никто не может назвать его точную дату, потому что он начинается с «эффекта бабочки». Сейчас никто не предскажет точку перехода от одного цикла к другому, а переход происходит из-за кризиса.

Или может не быть кризиса?

— Сегодня есть новый формат, который активно изучают. Я называю это «эффектом размытого контура». Он говорит о том, что с помощью дополнительной эмиссии, а мировые центробанки с 2008 года выпустили дополнительно 16 трлн долларов в эквиваленте, путем снижения процентных ставок до нулевого уровня, с помощью политики монетарного расширения можно сделать «размытый контур» на переходе между циклами.

Что это значит?

— Это значит, что вместо рецессии, падения ВВП увидим «вечную» стагнацию, которая может продлиться два-три-четыре года, будет характеризоваться низкими темпами экономического роста, медленным ростом доходов населения, замедлением инфляционных процессов до дефляции. Если такой формат будет, то статистически мы кризис и не увидим.

Как Украина переживала кризисы, как мы выглядим на фоне других стран?

— Мы выглядим чуть ли не хуже всех. Почему? Дело в том, что в других странах последний кризис был фактически кризисом спроса. У них есть достаточно активный монетарный инструментарий для борьбы с кризисом спроса — закачки ликвидности в экономику. Украина здесь стоит особняком. Мы классическая сырьевая маленькая экономика, которая зависит от спроса на наше сырье на мировых рынках. Соответственно, если мировая экономика сжимается, спрос на сырье падает. Поэтому для нас это не кризис спроса, а кризис предложения. А это лечится труднее. К началу 2000-х около 70% стран производили сырье и полуфабрикаты, а около 30% — выпускали продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости. С тех пор многие страны увеличили уровень прибавочной стоимости в своей экономике, по состоянию на 2008 год эта пропорция между странами уже изменилась в пользу тех, кто специализируются на производство продуктов с высокой добавленной стоимостью.

Почему это важно?

— Потому что страны с сырьевой экономикой переживают кризис наиболее болезненно. На сырье и полуфабрикаты цены падают на 30%, а на товары с большой добавленной стоимостью — на 10%. Соответственно, глубина воздействия кризиса на ВВП разных стран разная. С тех пор все стало только хуже. У нас уже 40% в структуре экспорта занимает простая аграрная продукция, чистое сырье. У нас происходит деиндустриализация экономики. Наша зависимость от мировых сырьевых цен стала еще глубже.

Есть консенсус о том, что Украине нужно производить больше товаров с большей добавленной стоимостью. Но как это сделать на практике, каким образом конкурировать в мире нашему машиностроению, энергетическому машиностроению, автопрому? Они выглядят очень проблематично на фоне секторов других стран? Как маленькой экономке стимулировать их развитие?

— Во-первых, это не совсем так. Это определенные стереотипы, которая нам навязываются. Во-вторых, стимулировать с помощью фискальных механизмов. Я уже не раз об этом писал, нам нужно менять фискальную парадигму. Как работает наша фискальная система? У нас практически нет экспортных пошлин на сырье, в 2019 году в бюджете экспортные пошлины на сырье принесли   бюджету 500 млн гривен. Это очень мало. В то же время Украина возвращает экспортерам НДС. Общая сумма возврата НДС — 130-140 млрд грн. Около 80% из этой суммы идет на возврат НДС экспортерам сырья. Так мы дотируем экспорт собственного сырья. Основной наполнитель бюджета — импортный НДС, фактически это обложение налогами своего населения. То есть, это токсичная фискальная модель, которая ухудшает проблему.

Как решают другие страну эту сырьевую проблему?

— Они создают систему национальных резервных фондов, которые наполняют за счет экспортных пошлин. Возврат НДС происходит только для экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью. Резервные фонды, которые формировались за счет экспорта сырья, направляются на внутренние инвестиции: доступные кредиты, субсидии и другие инструменты помощи. То есть, инвестировались в экономику для создания перерабатывающих потужностей. Экономика создавала подушку безопасности, которая помогала бороться с сырьевой экономикой. Такая вот логика. С бизнесом был такой диалог. Мы постепенно вводим пошлину на сырье. Делать мы это будем постепенно, в течение нескольких лет. С другой стороны, государство дает вам льготные кредиты, чтобы вы создавали перерабатывающие мощности. Вы сегодня экспортируете зерно, мы хотим, чтобы вы делали муку или готовые продукты с большей добавленной стоимостью. Истоки такой политики в Украине были.

Например?

— Когда Украина ввела экспортные пошлины на экспорт семян подсолнечника. В результате мы получили рост количества масло-экстракционных заводов, которые сейчас производят масло. Были крупным экспортером подсолнечника, стали крупным экспортером масла. Пару лет назад внесли так называемые соевые и рапсовые правки, которые ту же логику подсолнечника повторяли для сои и рапса. Суть поправок в том, что государство перестает возвращать НДС экспортерам сои и рапса с 2020 года. Для того, чтобы соя и рапс перерабатывались на шрот и масло. Что мы видим сейчас? Мы видим лоббирование экспортеров сырья, которые на встрече с Владимиром Зеленским фактически убедили его, что эти соевые и рапсовые правки надо отменять, то есть отменять переход этого сектора на более сложный уровень.

Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...
Загрузка...