Нужна ли Украине легализация каннабиса и стоит ли узаконить эвтаназию

Нужна ли Украине легализация каннабиса и стоит ли узаконить эвтаназию
Автор Марія Петренко в Публикации

Зачем Украина должна легализовать медицинский каннабис и почему узаконить эвтаназию — это гуманно, а также о том, как Верховная Рада Украины стала не самым комфортным местом на земле, рассказал депутат 8-го созыва Опанасенко.

Loading...

Верховная Рада оказалась не самым комфортным местом на Земле

«Неслучайная случайность» — именно так я называю то, как я попал в Верховную Раду Украины. После Революции Достоинства в 2014-ом году было «окно возможностей». На то время я был знаком с киевской Самопомощью. И когда набиралась команда, по рекомендации, я стал номер 20 в списке. Из своих собственных сбережений я профинансировал часть кампании. Кажется, расходы были в районе 300 000 гривен. На то время избирательная кампания «Самопомощь» была наиболее эффективной с точки зрения реальных расходов на один голос.

«Самопомощь» очень хорошо зарекомендовала себя в восьмом созыве. Но сегодня мы не сотрудничаем из-за идеологических расхождений. К сожалению, партия превратилась в социал-демократическую партию, а я считаю себя правым либералом.

Моими первыми впечатлениями от работы в Парламенте стали растерянность и, в определенной мере, расфокусирование. У меня были завышенные ожидания. Оказалось, что парламентарии — это обычные люди, со своими слабыми местами, со своими конфликтами интересов и тому подобное. От всего этого была сильная головная боль. Верховная Рада Украины оказалась не самым комфортным местом на Земле.

Особенных изменений в личной жизни не было. С кем общался — с тем и продолжал общаться. Семья разделяла этот выбор, но о поддержке сказать сложнее. Ведь дети меньше видели своего отца, появились определенные ограничения, которые связаны с публичной личностью. А также хочу напомнить, что зарплата народного избранника в 2015-ом году была 4000 гривен. Поэтому, в целом мы жили на мои сбережения и поддержку родных. Но этот вызов мы прошли. И мне кажется, я достойно отработал пять лет. Конечно, хотелось бы больше результатов. Но все, что было на то время в моих силах, я сделал.

Стоит отметить законопроект про институт банкротства физического лица. Моя работа реализовалась в одной из книг кодекса о банкротстве. Я убежден, если бы такой инструмент эффективно работал с 2000-х годов, то у нас не было бы таких огромных проблем с теми валютными кредитами, которые имеем сегодня. Это также касается реформирования публичных финансов.

Сегодня много инструментов по открытию данных, открытию реестров и тому подобное — это также сделали мы с комитетом. Еще один из важнейших моментов — мы начали реформирование сферы интеллектуальной собственности. Это регулирование деятельности организации коллективного управления авторскими и смежными правами, чтобы наши авторы, исполнители, те люди, которые что-то создают, зарабатывали реальные и справедливые деньги за свою честную работу.

Но остались две очень важных инициативы, в которые я твердо верю и над которыми продолжаю работать, — это закон о каннабисе и эвтаназии.

Закон о каннабисе

Где-то три года назад я услышал новость о том, что мама, у которой ребенок болеет фармакорезистентной эпилепсией, пыталась приобрести на черном рынке экстракт из конопли для своего ребенка, чтобы уменьшить эпилептические нападения. Ее арестовала полиция и пыталась привлечь к ответственности.

Сегодня в мире нет никаких альтернатив вылечить такое заболевание, как фармакорезистентная эпилепсия. В Украине тысячи детишек страдают от этой болезни. У них может каждую минуту случиться приступ. Фактически их жизнь — это сплошной ад каждый день. А экстракт из конопли может значительно уменьшить частоту этих нападений. И таким образом улучшить качество жизни этих семей.

Именно эта история стала толчком законодательной инициативы, над которой начал работать в конце 2017 году и до последнего дня работы в Парламенте, — Законопроект 10 313. Была петиция, которая набрала больше 25 000 голосов украинцев, был пройденный комитет. И законопроект попадал в повестку дня. Но Парламент так и не проголосовал за это важное решение.

Глобально, моя позиция достаточно проста: все, что работает на пользу человека, положительно влияет на качество его жизни, должно быть в свободном доступе для этого человека. Если мы говорим о медицинском использовании конопли, не о рекреационной конопле, а именно о медицинской — это возможность в действительности больным украинцам пользоваться лекарствами из еще одного растения.

Я хочу, чтобы украинцы, которые страдают от нападений, болезней и страшной боли могли прийти к своему врачу, получить рецепт, и купить в специальной аптеке свои лекарства. А не идти на черный рынок и подвергаться риску криминального преследования. По приблизительным оценкам, соответствующего лечения нуждаются около 2 миллионов украинцев.

Конечно, черный рынок никуда не денется. Сегодня он достаточно большой – им пользуются каждый день тысячи украинцев. Просто пациенты не имеют альтернативы и подпитывают этот рынок. Но когда это станет легальным для сотен тысяч украинцев — конечно, этот рынок автоматически уменьшится. Вот почему есть огромное лобби — тех, кто не хочет получить дополнительного конкурента в виде лекарств. И есть второе лобби — тех, кто не заинтересован в уменьшении черного рынка.

Дискуссия религиозных учреждений по поводу каннабиса является открытой. Много конфессий поддерживают, как все то, что связано с улучшением жизни людей, есть и те, кто не поддерживает, в целом это протестантские и баптистские церкви.

Достаточно распространенный вопрос, не станет ли у нас больше наркозависимых.

Опять же, черный рынок уже существует – это, во-первых. Во-вторых, лекарства будут получать лишь при наличии специального рецепта от врача.

Использование словосочетаний «наркотическое вещество» и «зависимость» лицами, которые против легализации медицинского каннабиса, часто являются просто манипулятивными и создают негативное отношение у тех, кому не хватает времени изучить этот вопрос. Больные, которым могли бы помочь лекарства на основе медицинского каннабиса часто вынуждены принимать менее действенные и более токсичные лекарства, чтобы облегчить боль.

Если говорить об экономическом влиянии на страну – это, конечно, новая индустрия и новые рабочие места. Также возможно увеличение экспорта, если Украина будет производить медицинский каннабис для экспорта за пределы страны.

На данный момент в Украине выращивание каннабиса и его использование для изготовления препаратов запрещено законом. За выращивание и хранение данного вида растений угрожает наказание от штрафа в 1700 гривни до 3 лет тюрьмы (ст. 310 Криминального кодекса Украины).

Про эвтаназию

Так же у меня есть идея, которая должна была бы стать маркером адекватности и зрелости любого общества, — это закон об эвтаназии. В Украине сотни тысяч людей, которые нуждаются в паллиативной помощи. Они болеют неизлечимыми заболеваниями и понимают, что скоро придет «их время». Также есть много болезней, которые сопровождаются нестерпимой болью, и обезболивающие не помогают. И люди достаточно быстрыми темпами превращаются в растение. Мне кажется гуманным дать право такой категории людей решать, как и когда они уйдут.

Конечно, решения об эвтаназии один врач не принимает. Здесь должен быть консилиум врачей, который решает, на самом ли деле есть медицинские показания к такому действию. Потом человек получает инъекцию — и засыпает.

«Право на смерть» — является таким же неотъемлемым правом человека, как и право на жизнь. Однако ст. 52 закона Украины «Основы законодательства Украины об основе здоровья» запрещает как активную (ч.7), так и пассивную (ч.1) эвтаназию.

Пассивная эвтаназия — это преднамеренное прекращение врачами поддерживающей больного терапии. Активная — введение человеку, который умирает, лекарственных средств или другие действия, которые тянут наступление быстрой смерти. Активная эвтаназия реализуется через разные формы, среди которых выделяют: эвтаназию без согласия пациента, когда через состояние здоровья он не может принять такое решение (например, пребывание в коме), но родственники или врач дают на это самостоятельное согласие; эвтаназия с помощью врача, когда сам пациент включает определенное устройство, запускает механизм, который будто помогает совершить самоубийство.

Отношение к эвтаназии в мире неоднозначное. В полной мере ее легализовали во всех формах Нидерланды, Бельгия и Люксембург. Разрешена или допускается пассивная эвтаназия во Франции, Израиле, Испании. К их числу можно присоединить также Южную Корею.

Сегодня каждый может прийти в любой хоспис и увидеть собственными глазами, какой уровень паллиативной помощи…

Чтобы двигаться вперед, по направлению улучшения жизни — мы должны идти от мифов. Мы должны создать возможность человеку ответственно относиться к себе, к своей жизни, к жизни родных и близких, и государства. А также дать право достойно уйти из жизни, а не превращаться в растение или доживать в страданиях.

Я убежден, что любое сознательное общество должно прийти к такому инструменту. Это вопрос пыток и гуманности.

Хотите читать новости в другом формате?
Подписывайтесь на телеграмм-канал НАРОДНАЯ ПРАВДА
Подписаться можно ЗДЕСЬ
Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...