Иван Либерман: Во всех странах мира «судопроизводство в смартфоне» имеет крайне ограниченные возможности

Иван Либерман: Во всех странах мира «судопроизводство в смартфоне» имеет крайне ограниченные возможности
Автор Марія Петренко в Новости/Политическая правда

Народные избранники зарегистрировали в парламенте законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по обеспечению поэтапного внедрения Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы».   Помним, как в свое время много говорилось о так называемом «государстве в смартфоне». Продолжают об этом говорить и сейчас. А возможен ли в Украине «суд в смартфоне»? Насколько эффективными были бы, например, «прокурор в смартфоне» или «адвокат в смартфоне»? А «подозреваемый в смартфоне» или «судебное заседание в смартфоне»?

Насколько в целом для судебной ветви власти, которая во всем мире славится своим логическим консерватизмом, подошли бы формы электронного правосудия как такового?  

Loading...

На эти, на первый взгляд, будто странные, но интересные по своей философии и содержанию вопросы, отвечает адвокат, доктор права Иван Либерман:

  «Я бы и подошел к этому вопросу взвешенно и мудро. Есть на самом деле технические вещи, где электронные документы могли бы заменить бумажные. То есть, отказаться от определенной бюрократии. Однако, что касается судебной системы, то, в связи с нашими реалиями, даже при всех позитивах и конструктивах, в «судебной системе в смартфоне» есть один недостаток. Называется он «человеческий фактор».  

Например, вызов в суд или повестка в электронном виде через, например, SMS-сообщения.   Человек может иметь все основания считать (или заявить), что он не получал эту SMS или получал, но не полный его текст и там не все, например, понял или смог прочитать. А бумажный документ с подписью здесь намного эффективнее ».  

По словам Ивана Либермана, судопроизводство в электронной форме, если это касается, например, несовершеннолетних, и осуществляется дистанционно или касается людей, которые слишком переживают, волнуются и т.д., или свидетелей по «программе защиты свидетелей» и т.д., разумно делать дистанционно.   кроме   варианта, как допрос обвиняемого, который согласился предоставлять ходатайство.  

«Почему важно здесь именно личное присутствие обвиняемого. Причина следующая: все же личная прису тность в зале заседания обвиняемого, когда на него могут прямо посмотреть, именно прямо в глаза, те, кого он, например, ограбил, изнасиловал или родственники убитого им — фактор, который должен присутствовать это, все же, психологическое так же наказание виновного. Как показывает практика, когда обвиняемый находится непосредственно в суде, то он будет вести себя совершенно не так, как мог бы вести себя дистанционно: вести себя пренебрежительно, посмеиваться, делать какие-то пренебрежительные жесты и тому подобное. Но дистанционно этого всего будет не видно, потому что видно лишь его лицо и часть тела. А вот под стеклом в зале заседания видно каждое движение, жест, искреннее или фальшивое раскаяние обвиняемого. Это то, что  можно увидеть исключительно напрямую.   И здесь уже не так важно, что об обвиняемом думают участники судебного процесса, а важно, что думает о нем именно суд. Ведь, согласно нормам международного права, именно суд принимает решение, как он лично и непосредственно видит. Непосредственно! То есть, без посредников в виде аудио, видео или определенных лиц, которые могут быть рядом и, например, в условиях дистанционного видео, подсказывать обвиняемому — как и на какие вопросы отвечать ».

  Относительно гражданских производств, то безусловно, есть вещи, которые можно было бы осуществлять в телефонном режиме. Однако, возникает определенный риск, что,   относительно представленных документов в электронном режиме, не всегда суд сможет убедиться в том, что это  именно оригинал документа».  

Вывод, который сделал адвокат Иван Либерман,  заключался в следующем:  

«Есть, все же, вещи, которые нельзя сделать «в смартфоне». Реплика «страна в смартфоне» или «государство в смартфоне» должна быть очень взвешенной в части судопроизводства.  

Ведь, во всех странах мира, такая вещь, как «судопроизводство в смартфоне» имеет крайне ограниченные возможности. К этому подходят очень осторожно и только при условии полной, конкретной ответственности тех, кто в суд направляет документы в электронной форме, представляет доказательства и тому подобное.  

В мире очень осторожно подходят к дистанционному судопроизводству.  В основном, судопроизводство должно быть непосредственным между судом и участниками судебного процесса».  

Хотите читать новости в другом формате?
Подписывайтесь на телеграмм-канал НАРОДНАЯ ПРАВДА
Подписаться можно ЗДЕСЬ
Источник: Народная Правда
загрузка...
загрузка...